Не нахожу причин для выпивки

Для многих людей, как и для меня, алкоголь стал заме­чательным средством расслаб­ления, незаменимым другом и собеседником. Приятные часы, проведённые в его ми­лом обществе, были наполне­ны новыми и яркими ощуще­ниями, гнетущие проблемы становились далёкими и несе­рьёзными, розовые мечты об­ретали реальность и достижи­мость. Это длилось недолго, за сладостные минуты приходи­лось платить плохим самочув­ствием сначала и тяжким по­хмельем впоследствии. Ми­лый друг был ревнивым и тре­бовательным, он поглощал всё больше времени и средств, всё меньше давая взамен. В конце концов, за мгновения эйфории приходилось расплачиваться многодневными запоями с са­мой чёрной депрессией, жес­точайшими угрызениями со­вести, чувством собственной неполноценности и одиноче­ством. Весь мир предстал в чёрных красках, я не видела никакой перспективы. Испор­тились отношениями с близ­кими, неуверенность в завт­рашнем дне начала превра­щаться в уверенность, что пора завязывать с жизнью. Попытки остановиться ни к чему не приводили, не могли помочь и врачи-наркологи, психиатры и психологи. Я была в отчаянии, думала, что мне может помочь только изо­ляция от общества, лишение возможности самостоятельно жить, распоряжаться собой и своими   заработками.    Эта мысль была отвратительна, но и другого выхода я не видела.

Об анонимных алкоголи­ках я слышала давно, но дума­ла, что это нечто вроде клуба по интересам. Кроме того, меня отталкивало название. Мне   не   хотелось общаться   с людьми   через паранджу – тогда я так представляла себе «анонимность» алкоголиков. Да и само требование объявлять себя на собраниях каждый раз алкоголичкой мне тоже пред­ставлялось трудновыполни­мым, хотя на приёме у врачей я откровенно заявляла о своих проблемах.

Однажды в отчаянии после очередного запоя я позвонила в службу психологической по­мощи, и дежурный психолог подобрала для меня телефоны практически всех организа­ций, которые занимаются про­блемами алкоголиков и нарко­манов. Это были лечебные центры, фермерские хозяй­ства, религиозные организа­ции и АА — общества аноним­ных алкоголиков. Я методично обзвонила всех, кое-куда схо­дила, свет в конце тоннеля, однако, не возник. Я всё также чувствовала себя моральной уродкой, которая не в состоя­нии радоваться жизни и бо­роться за счастье. Я завидовала духовной силе людей, которые были способны на это, несмот­ря на ограниченные физичес­кие возможности. Мне было непонятно, как можно бороть­ся за жизнь в экстремальных условиях, когда мне и без всяких реальных трудностей  эта жизнь была ненавистна.

Завершая своё частное расследование реабилитационных центров и организаций для алкоголиков, я, нако­нец, добралась и до собрания анонимных алкоголиков. Мне понравилось там сразу. Нежданно-негаданно я почувство­вала твёрдую почву под нога­ми. С первой встречи я откро­венно заявила, что я состоявшийся алкоголик и нуждаюсь в помощи. Ко мне отнеслись с пониманием, я почувствовала себя среди братьев по несчастью, я почувствовала, что мне помогут. Сейчас у меня боль­ше трёх месяцев трезвости, и я, настороженно присматриваясь к себе, не нахожу причин для выпивки. Видимо, алкоголизм имеет гораздо более глубокие корни, чем просто биохимия. Признав алкоголизм как забо­левание, приняв его, я учусь жить с ним. В АА выработаны приёмы само- и взаимопомо­щи, в моём случае они оказа­лись чрезвычайно эффектив­ными. Это ощущение братства, поддержки, понимания окрыляет.

АЛЁНА 40 лет. Иркутск. 2004 г.

8 лет спустя

Мне попала в руки старая заметка, которую я, будучи совсем зеленым новичком, написала 8 лет назад для приложения «Дурман» Восточно-Сибирской правды. Много воды с тех пор утекло, многое произошло за эти годы. Что же изменилось за эти годы у иркутских Анонимных Алкоголиков и у меня?

Нас стало больше. Когда я начинала, в Иркутске было 2 группы: Радуга и Ангара, теперь 6. Пришло много новых людей. Те, кто работает по программе 12 Шагов, остаются и сохраняют трезвость. Их жизни улучшаются во всех сферах. За это время было проведено несколько масштабных Байкальских слетов, когда на Байкал приезжают гости из разных городов России и зарубежья. Количество гостей достигало 300 человек. В наступающем 2013 году нас ждет грандиозное событие – Большое Собрание АА по обслуживанию Азии и Океании, приедут делегаты из многих стран. За это время мы, как могли, рассказывали иркутянам о нашем содружестве, с нами начали сотрудничать уголовно-исполнительные органы, медицинские учреждения, милиция, реабилитационные центры, средства массовой информации, религиозные организации, городская администрация выделила нам помещение. Особую поддержку мы получаем от Иркутского областного психо-наркологического диспансера, благодаря которому у нас есть помещение для собраний и возможность приглашать новичков прямо из палат  диспансера.

Что о себе?

Самое главное – я жива и здорова, я не кувыркаюсь в бесконечных попойках, я совершенно не употребляю алкоголь. Моя жизнь приобрела новый смысл. Как выяснилось, не алкоголь был моей проблемой – алкоголь был ответом на раздиравшие меня страсти.  Сейчас модно заниматься богоискательством, я получила помощь тогда, когда полностью отчаялась ее получить, и даже не пыталась. В АА я пришла погибающей, деморализованной развалиной. Невыносимый груз безверия, отчаяния и вины раздавил меня. Я была бы обречена, если бы не АА. Не во всех городах России в то время были группы АА. Мне повезло. В АА мне подали руку помощи и любви. Бескорыстно и безвозмездно. Я долго, очень долго реабилитировалась. До сих пор передо мной раскрывается вся безнадежность тогдашнего моего положения, только сейчас я начинаю понимать природу своего заболевания.

Я многое делаю для выздоровления, многое предстоит сделать. Мне дана отсрочка приговора, и если я прекращу ежедневные действия для укрепления своей трезвости, как только прекращу отдавать свой опыт трезвости другим алкоголикам, мой эгоизм закрутит меня в своем безумном танце одержимости — я, либо вернусь к употреблению, либо сойду с ума. К сожалению, это не страшилки, это реальность, подтвержденная печальным опытом алкоголиков, отказавшихся от полной, тотальной ревизии своего духовного багажа. Алкоголик должен ежедневно думать о других, стремиться быть полезным людям. Это так немодно, так противоестественно в наше меркантильное время, но для меня это единственный выход. И, как выясняется,  стать святой мне не грозит, всего-навсего мне нужно принять, что я – винтик в этом сложном механизме, а не главная его часть. И мне будет хорошо только тогда, когда буду хорошо выполнять свою роль, не стремясь руководить всем и вся. Смирение, принятие и любовь к людям – вот мой кодекс на сегодняшний день. То, что дает мне почву под ногами и свет.

Алена. 48 лет. Иркутск. 2012 год

Pero

Можете поделиться в соц. сетях:

Не нахожу причин для выпивки: 1 комментарий

Добавить комментарий

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)