Спонсорские отношения: Развивая и Поддерживая. Часть 3

Столкновение со смертью

Что случается если умирает наш спонсор или подспонсорный? Потеря кого-то, с кем мы развивали такие глубокие и полные любви отношения, всегда как минимум шокирует. Мы знаем, что смерть неотвратима, и даже если она ожидаема, например как итог смертельной болезни, то все равно приходит внезапно. Как нам начать заполнять пустоту, оставленную смертью спонсора или подспонсорного? Как нам начать строить отношения с другим членом в качестве спонсора или подспонсорного после опыта подобной потери? Иногда кажется невозможным, что мы когда-либо снова найдем того особенного человека, чтобы доверять и любить.

«На 20 годах чистоты внезапно и трагически умер мой спонсор, спонсировавший меня на протяжении 16 лет. Шок, печаль и эмоциональное потрясение, которые я пережил, были ошеломляющи. Но мой телефон немедленно зазвонил сочувствующими звонками от моих подспонсорных, спрашивающими как у меня дела. Этот переворот ролей оказал большое позитивное влияние на мою возможность работать в этот трудный период».

Горе, которое мы чувствуем по поводу смерти нашего спонсора или подспонсорного, может быть переполняющим, но мы знаем, что жизнь продолжается, что мы всегда будем хранить его или ее память в наших сердцах. Если умер наш спонсор, мы должны понимать важность нахождения кого-то еще в качестве спонсора. Мы можем чтить память нашего спонсора, оставаясь чистым и продолжая делиться тем, что мы узнали от него, с теми, кого мы спонсируем.

«У меня был подспонсорный с 14 годами чистоты, который погиб в автокатастрофе, отвозя домой новичка после собрания. Я спонсировал его более семи лет, и знал его с первого дня его чистоты. Наши отношения выросли до глубокого уровня доверия и взаимного восхищения. Когда я помогал нести его гроб, я чувствовал большую печаль, но также и честь иметь благословение быть спонсором и другом этого человека на протяжении стольких лет. Он умер в чистоте и неся весть. Какое прекрасное наследство он оставил».

«Отношения спонсорства с моим первым спонсором длились с момента, когда мне было менее 90 дней чистоты. Он спонсировал меня до шести лет моей чистоты, когда он заболел, и его не стало. В день его смерти он сказал мне, что я готов к его уходу, благодаря работе по Двенадцати Шагам, и что наша совместная работа помогла нам обоим справиться с этой ситуацией. Я верю, что наши личные отношения с Богом, работа по Двенадцати Шагам, вовлеченность в сообщество, готовят нас к срыву или болезни в выздоровлении».

Когда умирает наш спонсор или подспонсорный, также как когда умирает кто-то кто нам дорог, нам может помочь разделение чувств потери и горя с другими выздоравливающими зависимыми. Некоторые из нас обращаются к профессиональным консультантам, чтобы они помогли нам примириться с нашими чувствами злости и бессилия. Как бы то ни было решение проработать наши чувства – это только наш выбор. Независимо от того насколько сильна боль потери, мы желаем сделать все, что в наших силах, чтобы остаться в струе выздоровления. Мы не можем позволить горю отрезать нас от плюсов бытия спонсором и подспонсорным. С помощью времени и духовных принципов программы, мы можем, в конце концов, найти принятие и начать снова жить дальше.

Нарушения конфиденциальности

От нас требуется много мужества, чтобы начать доверять другому человеку. Для некоторых из нас требуются годы работы со спонсором, чтобы установить ту особенную связь, в которой мы чувствуем безопасность, зная, что секреты, которыми мы делимся, останутся между спонсором и подспонсорным. Но могут быть случаи, когда конфиденциальность нарушается, или когда мы нервничаем – сохраняется ли она?

В особых случаях некоторые из нас сталкиваются с поводами, которые приводят к мыслям о нарушении конфиденциальности, что создает вопросы об этике реагирования (In extreme cases, some of us are confronted with issues that make us think breaching a confidence might be the most ethical course of action). В таких случаях мы можем искать совета у других и руководства у нашей Высшей Силы, хотя в конечном итоге мы должны сами решить, что нам делать.

«Я знаю, что моя ответственность как спонсора по отношению к подспонсорным в том, чтобы хранить их секреты и веру. Я столкнулся с проблемами, когда один мой подспонсорный рассказал мне, что у него была связь с женой другого моего подспонсорного! Я напомнил ему слова из Базового Текста о том, что «наши дефекты растут в темноте, и умирают в свете исследования». Я предложил ему это руководство, но не принял  за него решение или не предложил ему какой-то выход. Я предложил ему прописать, помолиться, помедитировать, и затем самому принимать решение о том, что ему делать и как ему с этим жить».

Понять, что наше доверие нарушено, услышав, что наши секреты обсуждаются кем-то кроме нашего спонсора или подспонсорного, может быть потрясением. Мы можем чувствовать, что нас предали и оскорбили. Что дальше? Прежде чем мы перейдем к выводам, нам следует точно установить, что источник нарушения действительно был наш спонсор или подспонсорный. Если мы утвердимся в подозрениях до того, как узнаем все факты, мы можем натворить много разрушений и причинить спонсору или подспонсорному излишнюю боль.

«От людей в моей домашней группе я стал слышать вещи, которые я особенно просил спонсора не передавать другим. Это встревожило меня, и я серьезно разозлился. Я говорил с ним, а он каждый раз заверял меня, что ничего никому не говорит. Это продолжалось несколько лет. После того, как моему близкому другу была причинена боль от некоторых вещей, которыми я делился только со спонсором, я отказался от такого спонсорства. Это было одной из самых трудных вещей, которые я когда-либо делал. Я сильно любил своего спонсора и доверял ему без всякого сомнения. Я чувствовал, что меня предали. Такое ощущение, что он не воспринимал меня серьезно. Мы говорили и плакали вместе, но я был непреклонен. Я отпустил его и нашел нового спонсора. Мы по-прежнему друзья, но я больше не верю ему. Доверят кому-то – это дар. Я дал ему этот дар, и он выбрал бросить его в сторону. Мне кажется, что больше всего именно это вызвало у меня такую грусть».

«Я спонсировал человека, который рассказал мне об очень щепетильной болезни, от которой он страдал. Так как я не знал, как отреагировать на это, я попросил моего спонсора дать мне конфиденциальный совет. Несколькими днями позже, к моему ужасу, я услышал, как мой спонсор спрашивает моего подспонсорного о его состоянии здоровья. Это причинило боль как подспонсорному, так и мне. Еще сложнее понять, как поступить в этой ситуации, так как мой спонсор своего рода «старший брат или отец» нашего сообщества АН. Он помогал организовать АН в моей стране, и он считал, что его интерес к другим лишь выражение его доброты. Я не думаю, что он изменит свой взгляд на это. После того, как первая боль стихла, я принял решение оставить его как спонсора, даже несмотря на то, что он предал мое доверие, потому что в других случаях он продолжал давать мне чувство стабильности».

Нам следует отреагировать на проблему в форме, ориентированной на выздоровление. Некоторые из нас выберут немедленно прекратить отношения. Если наше доверие обмануто, то мы можем подумать, что другой альтернативы нет, понимая, насколько сложно будет восстановить отношения. У нас может не быть возможности восстановить разрушенное, и мы можем решить идти дальше.

Некоторые выберут разговор со спонсором или подспонсорным для обсуждения того, как восстановить наши отношения. Мы говорим о чувствах и пытаемся достичь приемлемого для нас обоих решения. Часто спонсорские отношения углубляются после того, как мы совместно справимся с этими трудностями в сострадательной и любящей манере, выходя из ситуации будучи сильнее и более доверяющими.

«Мой спонсор поделилась некоторой очень личной информацией обо мне с одной из моих подспонсорных. Я узнала об этом и сказала спонсору об этом. Она немедленно признала, что говорила о моих проблемах, и сказала, что глубоко извиняется. Мне было больно, я было зла, но также я чувствовала облегчение от того, что она была честна со мной. Она сказала, что больше никогда не подведет мое доверие, даже если я решу найти другого спонсора. Это было четыре года назад, и она по-прежнему мой спонсор. Я считаю, что работа над этим инцидентом сделала наши отношения глубже и более близкими. Прощение – очень мощный инструмент, и с тех пор для меня навсегда духовный принцип».

Жестокое отношение в наших спонсорских отношениях

Когда к нам плохо относятся в спонсорстве, то это деморализует и может привести наше выздоровление к опасности. Одно из многих благословений АН это возможность жить с достоинством. Анонимные Наркоманы учат нас безусловной любви и помощи другим выздоравливающим зависимым. Однако в выздоровлении иногда происходит регресс, и мы действуем старыми деструктивными методами. Независимо от того спонсоры мы или подспонсорные, мы можем причинить боль и вызвать страдания зависимого друга.

В активной зависимости, единственным способом общения с другим человеком, который мы знали, было самоуничтожение или брань. Эти старые приемы могут осложнить, даже если мы выздоравливаем, определение – здоровы ли наши отношения.

«Моя первая спонсор просила оказывать ей помощь, например, убрать ее дом, сбегать в химчистку, сделать работу во дворе, ну и прочие похожие дела. Она даже платила мне за уборку, но казалось, что ставка была не честна, и всегда находилось что-то дополнительное, что она просила сделать. Я всегда думала, что мне следует возвращать данное мне обратно, и я считала, что делая эту работу, я отдаю все, что нужно. В конечном счете, мне казалось, что все-таки меня лишают премии. Но было очень трудно думать о том, чтобы сказать нет, или попросить оплаты за дополнительный труд, в конце концов, я ведь не работала тогда нигде. Было сложно вообще что-то сказать. Я думала, что если скажу нет, то она не будет больше любить меня. Это было ужасное место. Я чувствовала, что застряла, и была возмущена. Каждый раз, когда она звонила, мне казалось, что ей снова что-то нужно от меня. Сейчас, когда я спонсирую женщин в программе, я помню свои чувства, и когда я обнаруживаю, что думаю, что они могли бы сделать что-то для меня, я изо всех сил стараюсь не стремиться к выгоде и платить им, как если бы я платила кому-то еще».

Говорить вещи, которые болезненны, унижающи или снисходительны, также может являться тонкой формой жестокого отношения. Также и высказывания в адрес достоинства или чувства самоуважения могут быть оскорбительны. С другой стороны мы можем быть совершить и более грубые поступки, такие как сексуальное насилие, угрозы причинения вреда нам или другим, если нас не будут слушать, или словесно нападать на других, если они не следуют нашему пути. Плохое отношение может принимать разные формы, поэтому невозможно перечислить их все. Некоторые формы оскорблений вопиющи, тогда как другие не так явны. То, что оскорбляет одних, для других может быть нормальным. Очень важно проводить инвентаризацию чувств, которые вызывают у нас наши спонсорские отношения.

«Я выбрал спонсора, потому что он был сильным, и казалось, что он знал, чего хочет в своей жизни. Я же потерял дорогу и хотел нескольких четких указаний о том, как работать по программе. После того, как мы перешли ко Второму Шагу, он стал настаивать на том, чтобы я принял его вероисповедание. Сначала я вроде начал принимать это, так как его понимание Высшей Силы казалось работало для него. Он сказал, что я должен совершить большие изменения в том, как я понимаю мою Высшую Силу, как я молюсь и воспитываю своих детей. Также он сказал, что мне придется бросить жену, если она не примет его убеждения. А если я не сделаю так, как он скажет, то я буду гореть в аду. Я был шокирован. Я хотел как лучше, и я принимал решение делать так, как будет говорить мне спонсор, но у меня было чувство, что я в ловушке, и мне угрожают. В конце концов я поговорил с друзьями, которые поделились силами и поддержали меня в смене спонсора.

Мне было очень сложно говорить спонсору, что я хочу прекратить отношения, особенно когда он сказал мне, что моя жизнь ухудшится из-за такого решения. Потребовалось несколько лет, прежде чем я начал верить, что моя Высшая Сила действительно опять будет заботиться обо мне. Моя вера в людей и программу серьезно пошатнулась. Спасибо Богу, что у меня были хорошие друзья, домашняя группа, и много времени, так как все это помогло мне пройти через это. Несколько лет спустя этот человек возмещал причиненный мне ущерб. Я был рад простить его и начать снова заботиться о нем».

«Я думаю, что иногда (особенно если мы новички) мы выбираем спонсоров, которые или также как и мы больны, или кто будет усиливать нашу неуверенность в себе и ненависть к себе. Один из моих первых спонсоров делала по отношению ко мне именно это. Я звонила ей, плакала и говорила, что я ужасная личность, а она отвечала: «Ты права, тебе надо писать об этом и просить Бога простить тебя». И я так поступала. Так продолжалось около года, пока мне не потребовалась хирургическая операция для извлечения из ноги сломанной кости. Она сказала мне, что мне нельзя ложиться под общий наркоз, что мне можно только воспользоваться акупунктурой, так как анестезия – это наркотик, и что это все равно, что употребление. Даже в моей темноте, я поняла, что в этом указании что-то не так. Я позвонила другой женщине с достаточным временем чистоты, которая помогла мне начать видеть природу моих отношений со спонсором. Возвращаясь назад, я понимаю, что выбрала ее из-за ее плоского живота и хорошего счета в банке, а не из-за того, что она была духовно развита и хорошо работала по программе. Как всегда – нам следует внимательно к тому, что мы просим».

Может пришло время перемен?

Отношения развиваются и естественно цикличны. Мы должны питать их, если хотим, чтобы они развивались. Через процесс работы по шагам нам дается возможность проработать трудности, которые иногда сопутствуют любым близким отношениям. Когда мы встречаем жизненные трудности и неприятности, работая вместе в наших спонсорских отношениях, мы учимся тому, как относиться к другим здоровым образом.

«Моя спонсор помогла мне научиться не надеяться так сильно на друзей, семью и людей в целом. Она учила меня принятию и позволению людям быть людьми. Конечно, этому я училась трудным путем. На ранней стадии выздоровления я, вопреки желанию спонсора, поместила ее на пьедестал. Я злилась и чувствовала боль, когда видела, что она – человек. Я думала, что она обязательно должна быть духовным гуру, так как у нее было много лет чистоты и казалось, есть контакт с Богом. Пробудиться к реальности, что она просто человек, было шоком для меня. Однако это помогло мне соприкоснуться не только с ее человечностью, но, что гораздо важнее, – с моей».

Даже если мы делаем все, что можем, чтобы поддержать и способствовать нашим спонсорским отношениям, случается, что мы видим, что это просто не работает. Это не значит, что мы неудачники. Это просто значит, что это не работает, что может пришло время двигаться дальше.

«На протяжении 16 лет выздоровления, мне приходилось менять спонсоров по многим причинам. Один спонсор переехал на другой конец страны, у другого изменилось расписание работы, что привело к невозможности регулярного общения. Еще один, профессиональный терапевт, стал лечить меня, как пациента. Но самой плохой ситуацией была смерть человека, который спонсировал многих людей в моей местности. Хотя каждая из этих ситуаций, особенно последняя, вызывала неприятные чувства, я благодарен за каждый опыт. Я уже не принимаю так близко к сердцу смену спонсора или подспонсорного. АН дало как мне, так и моим различным спонсорам и подспонсорным, новую жизнь. Прекрасно, что в результате этого дара, наши ситуации меняются, что требует от нас движения вперед. Изменение спонсора не обязательно признак провала, это может быть знаком впечатляющего успеха».

«Подспонсорный обратился ко мне и сказал, что нашел нового спонсора. Я почувствовал звук в желудке и тут же почувствовал себя небезопасно. В АН я научился, что чувства не должны руководить моим поведением. Я смог сказать: «Отлично. Я рад, что ты принял хорошее решение для себя». Но сказать это без упоминания того, как я действительно себя чувствовал, было очень трудно, но это помогла нам обоим пойти дальше и поддерживать позитивные, хотя и другие отношения».

Если мы не бережем наши спонсорские отношения, они могут начать распадаться и становиться нездоровыми. Апатия и закрытость являются дорожными камнями, о которые легко могут споткнуться наши отношения. Многие из нас обнаружили, что чем более равнодушными мы становимся, тем легче стать нечестными и безвольными. Однажды прекратив честное общение друг с другом, как со спонсором, так и подспонсорным, мы устанавливаем стены, которые могут вырасти так высоко, что через них не перебраться.

«Я просто попросила одну из моих подспонсорных найти нового спонсора. Это было трудное решение для меня, я не хотела делать этого. Отношения с этим человеком длились 15 лет, она одна из лучших моих подруг, но она отказывалась работать по шагам. Находясь в здравом уме, я не могла позволить ей думать и говорить, что я – ее спонсор. Я видела продолжение наших дружеских отношений, но не духовных, по крайней мере, таких, какими на мой взгляд должны быть отношения между спонсором и подспонсорным».

Что мы можем сделать в этой точке для проверки нашей части и определения действительно ли нам надо двигаться дальше, или мы можем продолжать работать по программе дальше со спонсором или подспонсорным. Нам не жить одной семьей с подспонсорным или спонсором, так что нам не обязательно оставаться. Если мы, как подспонсорные, чувствуем, что наши нужды не удовлетворяются, или если, как спонсоры, видим, что не отвечаем запросам подспонсорных, то возможно это время заново оценить наши отношения. Спонсорство – дело добровольное, так что только от нас зависит, как мы будем реагировать на возникающие трудности.

«Через пять лет, стало понятно, что мои спонсорские отношения пришли в застой и уже не работают. Я подошел к человеку, который помог спасти мою жизнь и столь многому научил о программе, и сказал ему, что пришло время мне двигаться дальше в моем выздоровлении. Я говорил сердцем и получил его поддержку. Внезапно я понял, что это нормально – расти через изменения. Я знаю, что его безусловной любви ко мне достаточно для того, чтобы видеть мои дальнейшие изменения».

«У меня был подспонсорный, идеи которого о работе по программе и о том, что я должен делать, в качестве его спонсора, отличались от моих. Я старался концентрироваться на моем опыте работы по шагам, а он более интересовался поисками советов в областях, где у меня не было опыта. Когда он противился посещению собраний, я чувствовал фрустрацию. Я говорил с моим спонсором, который напомнил мне о необходимости помнить о себе в первую очередь, ну а если я буду прекращать эти отношения, то мне следует делать это с любовью.

Спустя еще несколько недель с фрустрацией, я позвал подспонсорного на чашку кофе. После того, как мы удобно устроились, я сказал ему, что мое выздоровление двигается в ином направлении, чем то, куда он хочет двигаться, и что ему действительно нужен другой спонсор. Я сказал ему, что люблю его, но для него лучше всего будет найти кого-то, кто проходил через испытания, с которыми он сталкивается. Я также предлагал анонимным в нашей местности – если не можешь служить сам, то предложи кого-то, кто может это делать.

Случилось так, что тот подспонсорный нашел человека, который кажется обрел контакт с ним. Спустя время, я стал видеть его на большем количестве собраний и более вовлеченным в сообщество. Спустя много лет, он по-прежнему чистый и продолжает ходить на собрания. Из нашего взаимодействия я вынес, что есть много путей для работы по программе, и мой путь может не подходить каждому».

Некоторые из нас нашли много наград, оставшись со спонсором или подспонсорным после трудных времен в отношениях. Многие из нас имеют историю бросания и не работы по всему, особенно, если это касается отношений. Работа с трудностями со спонсором или подспонсорным может научить нас новым уровням принятия, честности и близости.

«Внезапно я осознал себя в моей занятой жизни и понял, что удаляюсь прочь от спонсора. Когда я понял, что это происходит, то тут же позвонил ему. К счастью мой спонсор уже был готов к тем циклам, сквозь которые я проходил. Он настаивал, что или я активен в отношениях, или – этих отношений нет. Он оставил выбор за мной. Я хочу работать над отношениями, или я выбираю их прекращение? Он объяснил мне, что моя жизнь не всегда идет по прямой, есть и взлеты и падения. Также он научил меня, что я могу проработать это и быть подготовленным к ним, так что я могу это изменить и не допустить их частого повторения. В большей части моей жизни я был лентяем. Для меня проще было бы только идти вперед, не оглядываясь назад. Я благодарен, что я выбрал расти в чудесных отношениях, которые случились между мной и спонсором. Я, разумеется, не был бы тем человеком, который я сегодня, если бы не принятое мной обязательство быть близко с моим спонсором, и (пытаться быть более последовательным) следовать ему. Работа со спонсором помогла мне стать личностью, которая способна на близкие отношения».

Спонсорство учит нас, как нам сделать здоровый выбор, даже если мы обнаружим, что это трудно сделать. Это показывает нам вещи, которые следует знать для активного участия во всех наших взаимоотношениях. Со временем мы учимся тому, как быть лучшими друзьями, родителями, партнерами, супругами, коллегами и так далее. Наши спонсорские отношения помогают нам развивать требуемые нам качества и постепенно помогают стать теми личностями, которыми мы всегда хотели быть.

Можете поделиться в соц. сетях:

Добавить комментарий

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)