Спонсору. Часть 2

Пол

Несмотря на то, что в выздоровлении мы все идем к одной цели, многие члены считают, что процесс достижения этой цели различен для мужчины и женщины. Они думают, что между представителями разных полов может быть меньше понимания и сопереживания. Поэтому такие члены весьма прочны в своем мнении об однополом спонсорстве.

«Когда я начала ходить на собрания, я рассматривала, как вариант просить одного из ветеранов о спонсорстве. Он выглядел как хороший прочный базовый материал, но мне было интересно продолжать поиски. Одна женщина пояснила мне, что настоятельно рекомендуется, чтобы женщина просила о спонсорстве другую. Это был отличный совет. Я бы никогда не смогла делиться историей моих сексуальных и романтических отношений с мужчиной. Эти стороны жизни были связаны с большим количеством стыда, и мне необходимо было делать это с кем-то, кто действительно мог бы понять, что такое для женщины скомпрометировать себя для того, чтобы жить в выздоровлении».

«Я долгое время спонсировала молодого человека (я — женщина), и мы проработали вместе с ним три первых шага. Однако когда он дошел до Четвертого, он продолжил работу со спонсором мужского пола. Я не думаю, что это легко идентифицировать себя со спонсором или подспонсорным другого пола. Да, мужчины и женщины равны, но это не значит, что мы – одно и тоже».

«Теперь я спонсирую только женщин, однако ранее мужчина просил меня спонсировать его. Он сказал, что у меня тот тип выздоровления, который подходит ему, и что он не может найти подобного ни у одного мужчины в нашем маленьком сообществе. Я была польщена и, т.к. между нами не было никакой сексуальной алхимии, я подумала, что все будет хорошо. Но эти отношения вызвали на поверхность всю мою подавленную злость по отношению к мужчинам. Я давала ему гораздо больше домашних заданий, чем когда-либо женщинам. Я требовала от него больше чем от других подспонсорных, и мне совершенно не нравился его прогресс в выздоровлении. Когда я осознала свое поведение, я поняла, что это неправильно, и предложила ему начать работать с мужчиной. Я много заботилась о нем, но я не могла дать ему той безусловной любви, которая так необходима в отношениях спонсорства».

«Я гей, и я всегда проговариваю с потенциальными подспонсорными этот факт. Если они хотят проработать их сексуальную жизнь, то они могут сделать это с кем-то другим. Спонсорство следует принципам АН. Из-за моей ориентации несколько женщин обращались ко мне за спонсорством. Сексуального притяжения не было, но все равно имелось достаточно различий для меня, чтобы принять решение отклонять любые подобные просьбы в будущем».

«Я думаю, что важно иметь спонсора одного пола. Я – мужчина и однажды спонсировал лесбиянку. Мне следует быть абсолютно честным и сказать, что ее сексуальная энергия… мое желание по отношению к ней были такими же, как если бы она была обычной девушкой. Я был ее спонсором около недели, и я рад, что ничего не случилось и я не причинил боль нам обоим. Это был настоящий научающий опыт для меня».

Некоторые члены однако весьма успешны в спонсорстве другого пола. Когда оба сфокусированы на выздоровлении, отношения работают прекрасно и без осложнений. В некоторых сообществах АН может не быть достаточного количества мужчин и женщин, чтобы выбрать наставника одного пола. Здесь члены АН применяют творческий подход для того, чтобы максимально качественно нести весть АН.

«Я одна из первых обрела чистоту в нашем сообществе. Я говорила «да» спонсорству мужчин, пока больше никого не было, кто мог бы их спонсировать. Согласно моему опыту, эти мужчины смотрели на меня с уважением, однако я не думаю, что это было здравомысленно для нас. С другой стороны, я считаю, что это духовная программа, и если мы фокусируемся на выздоровлении в наших отношениях, то все будет хорошо».

«Как мужчина, который спонсировал и спонсирует женщин, я должен работать в отношении поддержания ответственности в моих обязательствах. Первая женщина, обратившаяся ко мне за спонсорством, уже работала с тремя женщинами в АН нашей местности, и у которых было больше чистого времени, чем у нее. (Это было в середине восьмидесятых, когда мы были маленькой местностью). Я спросил совета у спонсора, и он дал мне несколько правил спонсорства, с которыми я согласился, и которые продолжаю уважать и сегодня. Во-первых, спонсорство базируется на выздоровлении по 12 Шагам АН. Это не брачное агентство, не политическая партия, или психоанализ. Во-вторых, спонсорство – платонические отношения. Поэтому спонсору необходимо активно работать по программе и постоянно проводить инвентаризацию собственных чувств, чтобы не сбиваться с этого пути. В конце концов, необходимо позволять подспонсорным расти в понимании программы, путем, который им подходит. Благодаря совету моего спонсора я и сегодня спонсирую эту женщину, и наши отношения работают».

«Я спонсирую гомосексуалиста (я — женщина) уже около восьми лет. Когда он обратился ко мне, моим первым желанием было сказать ему, что наша литература советует иметь спонсора одного с нами пола. Но я рада, что последовала своим лучшим инстинктам, которые я узнала с помощью Высшей Силы, т.к. эти отношения пожалуй наиболее полезные среди всех моих отношений спонсорства.  Я даже удивляюсь, что если мы советуем гетеросексуалам иметь спонсора одного пола, то как можно советовать тоже самое гомосексуальному сообществу, у членов которого сексуальное влечение проявляется по отношению к партнерам одного пола?»

Если члены противоположного пола просят быть их спонсорами, то нашей ответственностью является проверка, как наших мотивов, так и мотивов нашего подспонсорного. Романтические чувства или влечение могут быть и незаметны у обоих членов. Очень важно в спонсорстве противоположного пола приложить все усилия для различения сексуального или романтического влечения и действительного желания нашего подспонсорного получить от нас знания о программе АН. Если у нашего подспонсорного мотивы неясны, то от нас зависит предупреждение возможных проявлений сексуальных влечений. Эти возможности могут привести к запутыванию отношений спонсорства. Мы должны быть уверены в том, что несем весть АН, а не прячем тайные желания по отношению к подспонсорному. Подобные чувства обычно приводят к рискованным отношениям, причем для обоих их членов.

«Я – транссексуал, и я успешно спонсировал мужчин, пока был в роли женщины. Во время перемены пола меня спонсировал мужчина. Однако когда я полностью сменил пол, мне пришлось также сменить спонсора на женщину. Теперь единственный мужчина, которого я спонсирую, — гей».

«Я мужчина, и в данный момент выздоровления я бы не стал спонсировать женщин. Правда может я не объективен, однако я думаю, что смог бы спонсировать гомосексуалиста».

«Как женщина-бисексуал, у меня есть возможность иметь романтические отношения с людьми обоих полов. Я молюсь о руководстве и прошу, чтобы даже небольшое сексуальное влечение было выявлено. Таким образом, я могу помочь нам обоим, т.е. я могу сказать «да» тем, кого вижу лишь как своих братьев и сестер по выздоровлению, и «нет» тем, кого я вижу как потенциального партнера. Однако для страховки я стараюсь спонсировать в основном женщин, которых влечет только к мужчинам, и гомосексуалистов. Я люблю себя и моих друзей зависимых достаточно, чтобы уважать цель отношений спонсорства».

Спонсорство членов в тюрьмах и учреждениях

Многие служебных комитеты, проводящие собрания для зависимых в тюрьмах, просят своих членов во время презентаций не принимать участия в спонсорстве. Однако некоторые члены АН спонсируют таких зависимых. Нам необходимо особенно внимательно относиться к спонсорству тех, кто еще находится на лечении, или в тюрьме, или арестован. АН – духовная программа, которая может работать везде, однако многие тюрьмы и учреждения имеют свои собственные правила, которые могут влиять на то, как мы общаемся с находящимся там членом АН. Хотя принципы спонсорства для членов в таких особенных обстоятельствах такие же, нам надо думать насколько много усилий мы  готовы приложить к этому, равно как и сколько времени потратить. Некоторые из нас имеют большую возможность отдавать, чем другие, но многие также чувствуют, что  требования их времени и усилий будут чрезмерными. Подобные обстоятельства конечно будут влиять на наше решение взять такого подспонсорного. Независимо от решения, мы должны быть защищены от того, что наши жизни в результате станут неуправляемыми. Если мы не способны быть там для себя, то мы не способны быть там для кого-либо еще.

«Я спонсирую одну женщину, которую я встретила, когда спикерила на собрании в тюрьме. Это не постоянное спонсорство. У нее нет номера моего телефона. Каждый месяц, когда я иду туда, я даю ей задания для написания и для чтения. Когда мы проходим написанное за последний месяц, я отвечаю на любые возникающие у нее вопросы».

«Я даю мой номер телефона зависимым в лечебнице и прошу их быть со мной в контакте до того, как они выйдут оттуда. Я думаю, что быть доступным для новичков – это важная часть моего выздоровления».

«Когда меня просят быть спонсором для кого-либо в больнице, я не прошу его делать письменную работу. У них и так полно письменных заданий и форм для заполнения. Я прошу читать Первый Шаг каждый день, подчеркивая слова и фразы, которые значимы для него. Мы видимся еженедельно и работаем по шагам. Мы строим наши отношения таким образом».

«Я спонсирую человека, который находиться в заключении. Общаться с ним довольно трудно, т.к. между нами стены и колючая проволока. Мы работаем по шагам по телефону и по почте, раз в месяц мы встречаемся в комнате для встреч. Когда пришло время Пятого шага, мы придумали как сделать его особенно эффективным. Криминальные и особо интимные темы мы описывали, используя специальный код, позволяющий спустить курок воображения. Таким образом, мы получили возможность говорить более глубоко, один на один. Мы оба стремимся к этой работе «за стенами», преданы ей, т.к. это огромное благословление для нас».

Спонсорство членов разного происхождения

Зависимость не различает. Она захватывает нас, независимо от нашего происхождения, национальности, социального класса, религии, или ее отсутствия. Но раз болезнь не различает, то и выздоровление тоже. Любой зависимый, который хочет работать по программе АН, может найти выздоровление. Мы стараемся прикладывать максимум усилий для спонсорства без дискриминации. Спонсорство членов с разным жизненным опытом и происхождением также может создать массу трудностей, но шаги и традиции являются универсальными принципами, и мы можем делиться ими, независимо от того, откуда мы пришли.

«Как эти принципы могут работать для меня, когда АН – за единство, а моя религия – за нас, как за избранный народ? – так спросил подспонсорный с большим сроком чистого времени. Я думаю, что многие из нас, кто «появился в дверях в пару религиозного рвения», сталкивались с таким, т.к. мы не могли увязать выздоровление с нашей верой. Часть моей работы как спонсора это серьезно отнестись к проблемам подспонсорного с нашими принципами, причем независимо от его религии, чтобы помочь ему разобраться с пониманием принципов и связать принципы с его верованиями. Традиции, которые выступают против смешивания АН и религиозных течений или их обслуживающих структур, делают возможным такое согласование».

«Когда, несмотря на хаос и отчаяние в моей жизни, я пришла в АН, я знаю, что некоторые бы назвали меня высоколобой зависимой. Я выросла в среднем классе и в довольно молодом возрасте стала выздоравливать. Сегодня у меня степень бакалавра и довольно комфортная жизнь. У меня однажды появилась подспонсорная, которая была отправлена судом в АН после отбытия срока в тюрьме. У нее не было денег, была разбитая машина и отсутствовала работа. И в довершение ко всему этому, ее лишили родительских прав в отношении ее детей. Я боялась, что мне будет нечего ей предложить. У меня даже нет детей, как я могу знать, что это такое – их потерять? Однако уже несколько месяцев я ее спонсирую, я могу разговаривать с ней о потери, о принятии и бессилии. Мы работаем вместе над этими вещами. Я чувствую огромную любовь и уважение к ней, и мне кажется, что возможно это даже более важно, чем иметь одинаковую историю».

«Я живу в местности, где много иммигрантов, однако это разделение не отражается на нашем местном сообществе. Я считаю, что мое личное выздоровление даже усиливается от их присутствия, так что я принял обязательство спонсировать людей из иммигрантов. Я не думаю, что это подтверждает какое-то разделение, я просто рад видеть больше зависимых из них на наших собраниях».

«Одна из причин по которым я считаю АН может достичь популярности в разных слоях, это из-за данной нам свободы выбора. Иметь такую свободу выбора, особенно в отношении Высшей Силы, позволяет мне, как атеисту, остаться и получить пользу от программы выздоровления. Я спонсирую зависимых, каждый из которых имеет свое собственное представление о Высшей Силе. Я уважаю их выбор, и жду от них уважение моего. Я поощряю их молиться, медитировать и развивать осознанный контакт с их Высшей Силой. Я считаю, что шаги предлагают универсальную истину, которая проходит барьеры «возраста, расы, сексуальной ориентации, религии или отсутствия таковой». Мы не должны верить в одну и ту же Высшую Силу, чтобы работать вместе по шагам».

Принимая решение

Мы можем захотеть принять самое лучшее решение, на которое способны, и иногда это решение включает в себя ответ «нет» на просьбу кого-то о спонсорстве. К счастью то, что мы узнали в АН и от нашего спонсора, сообщает нам, что отвечать «нет» – нормально.

С другой стороны мы можем почувствовать, что вхождение во временные или промежуточные спонсорские отношения может оказаться выгодным как для нас, так и для нашего вероятного подспонсорного. Как временный спонсор, мы можем помочь подспонсорному в его или её выздоровлении на то небольшое время, пока он или она не найдут себе человека, с которым они будут чувствовать лучше. Некоторые спонсоры вместо отрицательного ответа на просьбу спросят своего нынешнего подспонсорного или другого члена о том, не хотят ли они взять себе нового подспонсорного. Таким образом, мы помогаем потенциальному подспонсорному обрести руководство и поддержку спонсора. Не зависимо от обстоятельств мы не хотим, чтобы ищущий выздоровления зависимый чувствовал себя одиноким или то, что он здесь не нужен.

«Я являюсь временным спонсором одного парня уже около двенадцати лет. Зачем ломать прекрасные отношения?»

«Когда меня просят о спонсорстве и я отказываю, то независимо от причины я обычно беру их номер телефона и звоню, чтобы они не чувствовали себя отвергнутыми. Я говорю, что если им нравится мое выздоровление, то может быть им понравится выздоровление кого-то из моих подспонсорных? Так мы вместе находим выход – я могу посоветовать им кого-то и они не чувствуют, что их отпихнули».

«Я не знаю, что за проблема с временным спонсорством – это жизненно важная опция для меня. Но мне кажется, что это лишь игра слов. Что значит временное? День? Неделя? Месяц? Я думаю, что лучше иметь спонсора на время, чем не иметь никого».

Развивая нашу роль спонсора

Методы спонсорства отличаются у каждого зависимого. Некоторые из нас спонсируют так же, как спонсировали их, в то время как другие – так как они хотели бы, чтобы их спонсировали. Некоторые из нас считают, что нет иных правил спонсорства, кроме предложения безусловной любви и принятия. В духовных принципах нашей программы, например можно назвать несколько – анонимность, непрофессионализм, служение, заключен краеугольный камень для всех отношений спонсорства. Дух спонсорства можно найти в помощи другим и в возвращении того, что было дано нам. Многие из нас знают, что честность, вера и доверие могут обеспечить фундаментом, необходимым как для спонсора, так и для подспонсорного, чтобы построить отношения.

«Самой большой трудностью для меня, как для спонсора, было развить терпение и капитуляцию, когда я спонсировал двух очень молодых зависимых. Они были очень упрямы и не только потому, что являлись новичками, но также и из-за того, что, будучи молодыми, они проживали многие ситуации впервые в жизни».

«Я верю, что предназначение шагов в обретении духовного пробуждения, а моя роль спонсора в том, чтобы провести подспонсорного через шаги к Богу их собственного понимания. Я чувствую сильный осознанный контакт с моей Высшей Силой, когда я активно несу весть».

«Для меня трудно спонсировать кого-либо, не работая по шагам самостоятельно, поэтому спонсорство поощряет мою собственную работу по шагам с моим спонсором. Я обретаю больше навыков работы по шагам, помогая другим найти свой собственный путь в программе».

«Мой первый спонсор помогал мне примерами. Он водил меня по разным собраниям и вовлек в служение по БУ. Я работал с ним по шагам. После десяти лет совместной работы он стал другом, которому я могу доверить абсолютно все. Когда он уехал, мне пришлось искать нового спонсора. Новый сказал мне начать с работы по Первому шагу – с бессилия. Я сопротивлялся и сказал, что я уже писал шаги. Он хотел, чтобы я проработал их с ним не только по наркотикам, но и по жизненным ситуациям. Было действительно трудно обрести доверие и близость с новым спонсором, но это стало самой прекрасной вещью, которая со мной происходила – новый взгляд, новый вызов, свежий голос. Идти глубже чем раньше, принесло много наград».

Спонсирование кого-либо впервые может показаться ошеломляющим. Многие из нас начинают со следования примеру нашего собственного спонсора. Спустя время, мы обретаем чувство того, что лучше всего работает для нас и для каждый отдельных спонсорских отношений. Как результат наши отношения с нашим спонсором также могут расти и изменяться. Опыт, появившийся в результате совместной работы по Двенадцати шагам, учит нас, как быть спонсором.

«Я никогда не звонил столько спонсору в моем выздоровлении, как тогда, когда я впервые начал спонсировать людей. Я был так неуверен по поводу руководства, что я предлагал. Каждый раз, положив трубку после разговора с подспонсорным, я звонил спонсору и рассказывал ему то, что говорил подопечному. Много раз случалось так, что мой спонсор говорил мне совершенно противоположное. Тогда я звонил подспонсорному и корректировал наставления. Сегодня я не всегда соглашаюсь со спонсором по поводу наставлений, что я даю своим подспонсорным. Я пришел к тому, что я собственно не мой спонсор, и что у меня есть собственное видение. Если мои подспонсорные хотят кого-то кто абсолютно похож на моего спонсора, они могут обратиться непосредственно к нему. Но они обращаются ко мне, потому что Я – именно тот человек, который согласно их желанию может помочь им в работе по шагам».

Иногда мы получаем болезненные уроки, когда мы пытаемся управлять, исправлять или контролировать жизнь наших подспонсорных и их выздоровление. Мы можем не сразу осознать, что вовлеклись в такой вид поведения. Однако подспонсорные должны учиться тому, как принимать их собственные решения, а не решения, которые мы хотим, чтобы они принимали.

«Однажды я спонсировал зависимого, который пытался покончить жизнь самоубийством. Я безуспешно пытался отправить его к профессионалам за помощью, т.к. я не знал, что делать, но чувствовал, что что-то делать надо. Я сделал несколько звонков, и он был госпитализирован вопреки своей воле. Он чувствовал себя преданным и отказался от меня, как от спонсора. И хотя некоторое чувство вины у меня было, я рад, что у меня есть бывший подспонсорный, который жив, а не настоящий, который мертв».

«Моя главная цель состоит в проработке с подспонсорными как шагов, так и традиций. Мы не просто пишем о них, мы стараемся применять эти принципы в нашей повседневной жизни. Часть моей работы спонсора в том, чтобы помогать моим подспонсорным найти собственные ценности, а не копировать мои».

«Меня учили не спонсировать людей до того, как я сделаю Пятый шаг. Однако сейчас я знаю, что я не был хорошим спонсором до того, как я сделал Девятый шаг. Только тогда я узнал, что такое иметь здоровые отношения, и что мне нужно сопротивляться попыткам контролировать жизнь моих подспонсорных».

Нам следует быть бдительными с собой и позволять подспонсорным расти в их собственном темпе. Т.к. мы намереваемся предлагать руководство через любовь, очень важно позволять подспонсорным познавать последствия своих действий. Это не значит, что мы будем игнорировать их действия или отказываться от них, или поворачиваться к ним спиной. Нет, мы просто оставляем результаты на волю Высшей Силы и поддерживаем наших подспонсорных независимо от того, через что они проходят.

Некоторые из нас позволяют нашим подспонсорным ошибаться, и расти по мере того, как они сами принимают решения. Другие могут быть более информативны в своем подходе. По мере того, как растет награда от опыта наблюдения за ростом других, нам также дается шанс узнать собственное бессилие перед нашими подспонсорными и их болезнью. Мы практикуем принципы капитуляции и стараемся помнить, что выздоровление это процесс.

«Моя подспонсорная была полна решимости практиковать поведение, которое конфликтовало с принципами, узнанными ею благодаря шагам. Она чувствовала, что воровство у поставщика коммунальных услуг оправданно, т.к. он все равно обсчитывает потребителей. К несчастью она оправдалась в итоге в тюрьме. На сегодня она по-прежнему платит заключением за свое преступление. Я сказала ей, что письменная работа по шагам не принесёт никакой пользы, если она не встроит духовные принципы в свою жизнь и не произведет изменений. Я считаю, что «тот же самый зависимый начнет употреблять снова». Я люблю и поддерживаю ее в последствиях ее поступков. Я никогда не говорю ей: «Я же тебе говорила!» Я не могу отказывать моим подспонсорным в боли от последствий. Я могу лишь любить их безусловно в период, когда они изучают жизнь. Я доношу до них очень четко, что я поддерживаю их, а не их поведение».

«Да, каждый зависимый отличается от других и идет по дороге выздоровление, следуя своему собственному темпу. Но обычное правило темпа состоит в том, что пока я не могу что-то (или все) сделать, чтобы ускорить его, я могу его замедлить. Я считаю, что моя основная ответственность в роли спонсора в том, чтобы поддерживать ускорение, а не задержку. Я стараюсь использовать каждую возможность помочь моим подспонсорным обрести духовное пробуждение, к которому и я и другие зависимые идем, как к результату шагов».

Некоторые члены считают, что когда мы вместо теорий делимся силой, опытом и надеждой, то именно это помогает отделить спонсорство от консультирования. Другие выбирают меньше делиться собственным опытом и больше ссылаться на литературу АН, чтобы рассказать, как пользоваться средствами программы. Иногда самая важная роль в качестве спонсора для нас – это слушать. Для некоторых подспонсорных важнее всего быть услышанными.

Как спонсоры нам очень важно отдавать отчет в собственных ресурсах и в том, что мы можем предложить. Мы должны быть уверены в том, что мы несем весть надежды, а не отчаяние болезни.

«Одна из четких вещей о спонсорстве в том, что это помогает мне работать по традициям АН – о непрофессионализме и отсутствии жесткого управления. В идеале это всецело информационные отношения, и они становятся такими, каковыми их хотят видеть две индивидуальности».

«Я часто говорю моим подспонсорным в начале наших взаимоотношений, что я не консультант или терапевт. Я поощряю подспонсорных совершать поступки без оглядки на меня. Я стараюсь обращать их к шагам за руководством и решением их проблем, но я не стараюсь обеспечивать их ответами. Я считаю, что в шагах и традициях можно найти все ответы. Моя роль спонсора в том, чтобы говорить о том, как оставаться чистым в АН. Я также считаю важным говорить о Десятой Традиции – «никакого мнения по вопросам не относящимся к его деятельности» – особенно когда мы имеем дело с вопросами, касающимися медицины, отношений с семьей, продвижения по карьере и т.д. Для этих и других посторонних вопросов я советую обращаться за помощью к профессионалам».

«Перед тем, как новый подспонсорный начнет работать над Базовым Текстом, Это работает: Как и почему?, Руководство к работе по шагам в АН, или Только Сегодня, я советую им прочитать наши АйПи. Это не выглядит столь устрашающим или переполняющим, и эффективно приучает их к основам – особенно когда они еще новички и сильно скованы».

Хотя каждые отношения отличны от других, постоянны некоторые базовые понятия, созданные для здоровых и продуктивных отношений. Спонсорство зависит от доверия, и как спонсоры нам следует хранить конфиденциальность тех, кого мы спонсируем. Это может вызвать определенные трудности, например, если на нас оказывают давление члены семьи или иные важные личности в жизни нашего подспонсорного. Если мы спонсируем несовершеннолетнего, то нам следует выработать определенного рода взаимоотношения с его (ее) родителями. В любых обстоятельствах нам следует бдительно поддерживать ответственное отношение к тому, кого мы спонсируем. Доверие подспонсорного – дар, который мы должны уважать.

«Один из самых сложных аспектов спонсирования кого-либо, кто моложе 18, в том, что вы должны строить отношения с его родителями или опекуном. Когда я спонсировал новичка 15 лет, то мне приходилось звонить его матери и объяснять самому некоторые вещи, например то, что это я сказала подопечному ежедневно посещать собрания. И конечно мне постоянно приходилось сообщать подспонсорному о разговорах с его матерью, чтобы он знал, что его уважают, и чувствовал себя комфортно. Это заняло много времени, но в итоге она стала доверять мне, потому что я терпеливо доносил до нее суть выздоровления. Сегодня мой 19летний подспонсорный имеет 5 лет чистоты, и у него – прекрасные отношения с матерью. Она поняла, что ей надо быть для него просто матерью, не вовлекаясь в спонсорские отношения. Однажды они пригласили меня на праздники, и все, что она говорила, это слова благодарности за возвращение ей сына. Я сказал, что следует благодарить не меня, а Анонимных Наркоманов».

«Как-то раз я спонсировала женщину, которая встречалась с моим родственником. Прошло некоторое время, и их отношения стали совсем серьезными. Для меня становилось все труднее быть для нее близким родственником и спонсором. У меня была информация, которую я не хотела иметь от моего родственника и от нее. Мне следовало бы сказать, что я осознаю все и буду относиться к происходящему со здравомыслием, однако я стала бороться, пока все не выродилось в серьезную ссору и мы потеряли доверие друг к другу. После того, как все успокоились, мы поговорили о случившемся. Мы обе сошлись на мнении, что ей следует искать другого спонсора. Сегодня мы в хороших отношениях, я выучила урок и не спонсирую тех, кто, таким образом, сближается со мной».

Когда нас просят о спонсорстве, мы иногда слишком усердствуем, показывая наше знание программы, особенно нас просит не один, а несколько членов. Чем больше людей смотрят на нас снизу вверх, тем легче для нас почувствовать собственную важность. Если нам трудно сопротивляться эгоизму и сверхсамонадеянности, то мы можем попасть в ловушку «суперспонсорства», и начать думать, что мы знаем все и являемся совершенством.

«Никогда не известно кто и что сделает в этом сообществе. Я поэтому не считаю, что кто-то хуже других выступает на собрании, потому что именно этот человек может сказать именно то, что мне может понадобиться в ближайшее время».

«Как спонсор с большим сроком чистоты, я осознаю, что т.к. меня никогда не пригласят на вечеринку по случаю выпуска из АН, то должно быть еще масса вещей, которым мне следует научиться».

«Я реально осуждала тех моих подспонсорных, которые имеют девять или десять лет чистого времени и больше мне не звонят. Но мой спонсор говорит: «Не думай, что ты так важен!»

Оставаясь внимательными к нашим пределам и продолжая проводить личную инвентаризацию мы можем не споткнуться об убеждение «лучше чем». Спонсорство позволяет нам расти, через осознание собственных ограничений. Признавая свои ограничения и будучи честными с нашими подспонсорными, мы усиливаем связь между нами.

«Здесь мы делимся опытом, силой и надеждой. Что в действительности это означает? Это значит не говорить о том, как я бы поступил в этой ситуации, а о том, как я поступал в подобной ситуации. Если у меня нет опыта, я думаю, что нормально сказать у кого он есть. Это не значит, что я – плохой спонсор. Это значит, что я – хороший спонсор, который не просто самоутверждается через отношения».

«Я помню, как у меня было 21 год чистого времени, и я хотел умереть. Я был в такой сильной эмоциональной боли и при этом боялся поделиться этим на моей домашней группе. У меня было больше всех чистого времени в моей местности, и несколько из моих подспонсорных были также членами моей домашней группы. Я слышал высказывание, что нельзя одновременно прикрыть и задницу и лицо. И я откинул эго в сторону и рассказал о своих истинных чувствах. Я знал, что мои подспонсорные будут шокированы, и точно откажутся от меня, как от спонсора. Однако вместо этого, я получил еще двух дополнительных подспонсорных, которые хотели того, что было у меня. Вот и пойми что и как!»

Может так случиться, что наш опыт нельзя будет применить к проблемам подспонсорного, или он (она) столкнутся с чем-то, что будет за пределами наших знаний. Нам понадобится сказать: «Я не знаю» или предложить обратиться к кому-либо еще за помощью, которую мы предложить не сможем. Мы не хотим предлагать руководство по вещам, в которых у нас отсутствует опыт. Мы также можем самостоятельно попросить у кого-нибудь совета, помня об анонимности подспонсорного, чтобы конфиденциальность была обеспечена. Рекомендация подспонсорному куда ему стоит обратиться за помощью не означает, что мы потерпели провал как спонсоры. Это означает иное. Хотя мы можем не всегда знать, что является лучшим для наших подспонсорных, мы предлагаем им плечо, на которое они могут опереться и знать, что они не одиноки.

«Только делясь моим опытом, я стою на крепкой основе. Я знаю, что я честен, что мой подспонсорный делает тоже, что и я, чтобы оставаться чистым. Если я даю совет, особенно в областях, в которых у меня нет опыта, я – моя опора шатается. Если мой подспонсорный следует моим советам и все кончается употреблением, или он сталкивается с плохими обстоятельствами, то ответственность лежит на мне. Я лучше оставлю советы профессионалам, которые знают, как быть в таких обстоятельствах».

«Когда я говорю кому-то «да» на его просьбу быть его спонсором, я принимаю обязательство как перед собой и другим, так и перед выздоровлением в целом. Я вижу свою «работу» не в давании советов, а в разделении моего опыта, силы и надежды на более интимном уровне понимания. Он начинается со слушания».

Можете поделиться в соц. сетях:

Добавить комментарий

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)