Подспонсорному Часть 7

Обращаясь за…

Просить кого-либо быть нашим спонсором может ввести в замешательство. Как новички мы можем быть напуганы количеством чистого времени другого члена или тем, что мы каким-то образом больнее других. Наша самооценка может быть настолько занижена, что мы можем решить, что мы не заслуживаем иметь наставника. С другой стороны наша заносчивость и самоуверенность могут убедить нас, что нам не нужна помощь, и, как результат, мы можем сопротивляться поискам другого зависимого.

«Кто-то еще привел мне моего первого спонсора. Девушка, которую я узнал в реабилитации, привела своего друга на собрание специально для меня. Она сказала, что подумала, что он будет хорошим спонсором для меня. Я сказал хорошо и он согласился. Этот парень был моим спонсором два года. Я был смущен и мог не решиться попросить кого-нибудь о спонсорстве самостоятельно. Мне бы пришлось как-то приспосабливаться и обманывать».

«Когда я впервые попросил моего наставника спонсировать меня, я нервничал и удивился, что у него есть время на меня. Я смотрел на него, как на «Великого Бога АН». В итоге я чувствовал вину, когда бы я ни попросил его уделить мне немного времени. В конце концов я поделился с ним своими чувствами вины по поводу траты его времени. Его отношение было прекрасным: Как ты посмел забрать у меня мое право отдавать то, что было дано мне? Эта простая сентенция сделала больше для соединения меня с наставником, чем какое другое событие в наших отношениях».

«Я встретил моего первого спонсора на моем первом собрании. У меня было два дня чистоты, я жил в заброшенном здании. Первый человек, которого я попросил, отказал мне. В те дни я был очень злым и несдержанным. Никто вокруг реально не хотел иметь со мной дело, но мне действительно больше некуда было идти, и я остался. В конце концов, я смирился достаточно, чтобы попросить кого-нибудь еще. Мой нынешний спонсор один из самых важных людей в моей жизни. Он также мой семейник – у нас был один и тот же спонсор. Сейчас мы вместе уже восемнадцать лет».

Новички не одни борются с необходимостью просить кого-либо быть их спонсором. Члены, у которых большие срока чистого времени, могут противиться мыслям о смене спонсора. Мы можем нуждаться в новом спонсоре по многим причинам. С тех пор, как мы прекратили употреблять и стали продуктивными членами общества, наши жизни могли круто измениться. После пребывания с одним спонсором в течение многих лет, мы можем обнаружить, что развиваемся в ином направлении. Ответственность по работе или возможности карьерного роста могут сделать необходимым для нас или нашего спонсора переезд далеко от нашего нынешнего сообщества АН. Семейные обязательства также могут сократить время, которое спонсор мог разделить с нами. Наш спонсор может заболеть, умереть или даже сорваться. Независимо от причины, мы можем обнаружить себя без спонсора, зная, что нам нужно кого-то просить о спонсорстве. Многие члены находят довольно трудной задачу узнать кого-то снова на таком интимном уровне.

«Я тяжело работал над построением новых отношений с новым спонсором, несмотря на то, что я был весьма опечален последним. В любых обстоятельствах трудно выбрать спонсора, но это особенно нелегко имея какое-то количество чистого времени. Теперь у меня более четкое представление о том, кто я и что мне нужно, чем когда я был новичком и искал своего первого спонсора. И особенно непросто помнить, что я не могу быть спонсором самому себе. Но также это означает, что я могу работать более осознанно над построением отношений, а также решать проблемы в этих отношениях быстрее и духовнее, чем я делал это раньше».

Мы знаем, что посещая собрания АН, можем найти принятие, однако некоторые из нас отказываются пытаться просить другого члена быть нашим спонсором из страха отказа. Мы не хотим рисковать потерять чувство, что мы являемся частью. Однако мы не должны лишать себя возможности иметь столь полезные отношения только из-за наших страхов.

«На трех годах чистоты я обнаружила застой в моем выздоровлении. Я не росла и чувствовала необходимость, чтобы другой женщине провела меня по шагам. Я боялась поменять спонсора, потому что я не хотела терять ее дружбу. Однако я понимала, что если я хочу расти в своем выздоровлении, мне нужен новый наставник. Сегодня я работаю по шагам и выздоравливаю под руководством нового спонсора».

Несмотря на то, сколько времени мы провели в программе, мы все ищем спонсора одинаково. Мы можем начать с похода на собрания и слушания членов. Если чей-то опыт трогает нас, мы должны обратиться к этому человеку, взять его или ее телефон и начинать звонить. Это хороший опыт узнать другого члена, даже если наша жизнь вроде идет хорошо, и у нас нет проблем, которые необходимо решать. Мы также можем говорить с другими на тему – не могут ли они посоветовать нам кого-то в качестве возможного спонсора. Нам нет нужды висеть на конце веревки, чтобы просить о помощи.

Конвенции, семинары, работа по служению и прочие связанные с АН события дают богатую почву для выбора. Многие из нас находят, что лучше всего доверять интуиции, выбирая спонсора, тогда как другие принимают такое решение рационально и аналитически. Мы также можем захотеть рассмотреть тех зависимых, которые кажутся заинтересованными в нашем выздоровлении. Следует помнить, что это может занять время. Если кто-то отклоняет нашу просьбу, то мы продолжаем поиски.

«Я просил пять или шесть человек спонсировать меня, и они говорили мне нет, пока мой спонсор не сказал мне да. Я уверен, что это любящий Бог привел ко мне верного наставника».

«Я очень гордая женщина, и когда первая женщина, которую я попросила, сказала мне, что не может спонсировать меня, я чувствовала себя никчемной и глупой из-за того, что попросила ее в первую очередь. Но я продолжала просить людей. В конце мое упорство было вознаграждено. Я наконец попросила женщину, которая казалось знает, как строить отношения и как стать частью АН, потому что именно это мне было необходимо, и она сказала да. Мне кажется, что я тот тип личности, который ценит вещи, которые трудно достать, так что возможно для меня это было особенно важно серьезно потрудиться в поисках спонсора. Также мой опыт с настойчивостью научил меня, как жить жизнь по ее правилам».

В сообществах с небольшим количеством членов АН, нам возможно потребуется искать спонсора на расстоянии – кого мы будем встречать онлайн, с помощью служения, на конвенциях, или с помощью иных подобных средств. Хотя не все члены верят, что такой вариант сработает для них, некоторым из нас везет в таких отношениях, особенно в маленьких сообществах АН, где спонсорство на расстоянии может стать жизненно-важной связью с остальным сообществом. Такое спонсорство может стать решением для членов, заключенных в тюрьму, для тех, кто в больницах или иных учреждениях, где ограничен контакт лицом к лицу.

«Я встретила своего первого спонсора на РКО, и, несмотря на то, что она жила за 200 миль оттуда, я хотела то, что у нее было, готова была пройти любое расстояние, чтобы получить это. Мили между нами местами можно назвать трудными, но там где я живу, у меня прекрасная система поддержки, и нас есть возможность поддерживать регулярный контакт и работать по шагам, встречаясь на семинарах, собраниях комитета обслуживания, и конечно на конвенциях! Мы называли это «асфальтобетонное выздоровление». Конечно, были моменты, когда я хотела встретить спонсора за чашкой чая, причем именно в тот момент! Но я писала, использовала телефонные звонки, на регулярной основе посещала собрания, и училась принятию, терпимости, ответственности и многим другим подаркам из списка».

«Дистанция просто исчезла, когда я услышала голос моей спонсора на другом конце телефона. Ее опыт жизни и работы по шагам АН было тем, что я ждала от нее. Ключ в том, чтобы другая женщина была рядом со мной, женщина, которая помогла мне жить по духовным принципам, которая любила меня, общалась со мной, когда мне нужно было позвонить спонсору».

Развивая нашу роль подспонсорного

Чтобы определить насколько стоящи и полноценны наши отношения со спонсором, можно взять количество шагов. Хотя основная часть того, насколько далеко мы продвинемся в нашей работе со спонсором, зависит от нашего желания быть спонсируемыми. Когда мы открываем наши сердца и разумы, и принимаем обязательство работать со спонсором, у нас появляется возможность узнать много новых вещей и возможностей мышления. Мы исследуем, как подходить к жизни с другого ракурса. Часто, мы теряем наш эгоцентризм и становимся чувствительными к нуждам нашего спонсора. Мы начинаем развивать доверие по мере того, как мы растем в наших отношениях спонсорства. Многие из нас также учатся тому, как развивать баланс наших жизней.

«Когда я сконфужен и мне нужно руководство, я звоню моему спонсору. Его взгляд на проблему может быть иным, и он может помочь мне прочистить мою голову одним или двумя советами. Я не претендую на то, чтобы иметь все ответы и опыт, так что я слежу за своим эго, считаясь с мнением наставника».

«У меня было пять лет чистого времени, когда мой наставник просто отпустила меня, потому что я не следовала ее наставлениям. Я не верила ей. Я никому не верила. Когда я стала работать с моим нынешним спонсором, я была опечалена и пуста внутри. Я зависла там. Я не употребляла. Я работала по шагам с новым спонсором. Она сказала, чтобы я звонила ей каждый день. Я ненавидела это, но звонила. И затем начались странности. Что-то стало происходить. Люди стали садиться рядом со мной на собраниях, и я говорила с ними. Мой телефон начал звонить. Я заметила, что стала больше смеяться. Я думаю, что это потому, что я была заставлена, ладно, мне сказали, будет более верным выражением, построить первые глубокие отношения в моем выздоровлении и быть может даже в моей жизни. Причина того, что у меня были неудовлетворительные дружеские и романтические отношения, была в том, что я никому не дозволяла подойти достаточно близко, чтобы узнать меня. И тут же я не имела желания и возможности узнать саму себя. Работа близко с наставником и опыт доверия ей, совершили гигантские изменения в моей жизни».

«Каждый раз, когда я говорю с моим спонсором, я всегда помню, что надо спросить как у него дела. В начале наших отношений я никогда не спрашивал. Потом это стало последней вещью, о которой я справлялся перед тем, как повесить трубку.  Теперь, когда он говорит «Как твои дела?», я сначала рассказываю как мои дела, а затем – «А как твои?». Да, выздоровление работает».

Когда мы выбираем спонсора, мы не нанимаем профессионала для обучения, анализа, лечения или спасения нас. Наш спонсор просто делится с нами своим опытом, силой и надеждой; в конце концов, мы сами несем ответственность за свое выздоровление. Иметь спонсора – не просто пустые слова. Быть подспонсорным – это действие. Необходимо двигаться. И чтобы двигаться, мы должны тянуться. То, что мы ищем индивидуальную поддержку у другого выздоравливающего зависимого, помогает нам осознать, что вместе мы можем добиться гораздо большего, чем в одиночку.

«Работа с наставником напоминает мне о моей ответственности перед самим собой за продолжение работы по шагам. Делясь этим процессом с наставником, я обретаю свидетеля того, насколько много или мало работы я делаю, и насколько быстро или медленно я продвигаюсь в моей работе по шагам. Так что мои отношения со спонсором помогают мне оставаться честным по поводу моего прогресса в выздоровлении».

«У меня заняло много времени, чтобы понять – спонсорство не терапия. Для меня есть четыре основных различия. Спонсорство не оплачивается деньгами. Никто никогда не спрашивал доказательств оплаты собраний АН. Я не могу звонить терапевту каждый день. Мой наставник никогда не говорил мне, что время вышло, когда я плакал».

«Когда я была новичком, я всегда звонила спонсору и просила ее сказать, что мне делать в той или иной ситуации. Она всегда говорила мне молиться. Я помню просьбы к ней дать мне указания, нет, даже требования, но она не соглашалась. «Я твой спонсор, а не твоя Высшая Сила. Если ты не знаешь, как поступить, просто жди» – говорила она. В то время это ввергало меня во фрустрацию, но сейчас я понимаю, что она просто не хотела брать на себя ответственность, которая лежала на мне. Теперь я поступаю также в отношении моих подопечных».

Независимо от того новички мы в программе или у нас уже большой срок чистоты, общение играет жизненно важную роль в работе отношений спонсор/подспонсорный. Большинство принципов, которые мы узнаем, только придя в программу, одинаковы и для ветеранов. Нам нужно пройти сквозь наши страхи, выбраться наружу и начать доверять. Если наш спонсор просит нас регулярно звонить ему, нам необходимо приложить усилия и поступать именно так. Если мы хотим употребить, то следует позвонить спонсору и рассказать о себе. Делясь честно с наставником и слушая его, мы учимся, как получать наставления и определять риски.

«Я столько раз переезжала, когда была ребенком, что надолго упустила возможность иметь лучшего друга. Когда я, наконец, добралась до АН и обрела спонсора, как мне предлагалось поступить, я чувствовала себя так, словно я выбрала моего первого лучшего друга. Мы все были очень молоды в выздоровлении, так что спонсорство было дорогой с двусторонним движением. Я помню, как мой спонсор была добра, как она слушала меня, с таким участием и понимающим сердцем. Я знала, что она знала; это была настоящая эмпатия. Она была первым человеком, которого я пустила в свой мир. Разделяя с ней мои самые интимные мысли и секреты, я чувствовала мое первое соприкосновение с человеческим существом».

«Я просто сорвался. В последний раз я позвонил моему спонсору и сказал ему, что употребил. Он сказал, что ему грустно слышать это, и еще что «тюрьмы, больницы и смерть» не обязательно приходят именно в таком порядке, и пожелал мне удачи. Тот последний срыв был самым ужасным опытом из всех. Когда я вернулся, я понял, что означает «дар отчаяния». Я знал, что умер бы, если бы не желал делать то, что говорил мне мой спонсор. Пока я не нашел мою собственную Высшую Силу, я препоручил ему и программе мою волю и жизнь. Отчаяние дало мне необходимую капитуляцию, без которой я не мог следовать наставлениям спонсора и сделать программу новым путем в жизни».

«Я никогда не думала, что я мне придется рассказывать кому-либо о вещах, что я совершала, моих чувствах и мыслях. Я много мучилась, выбирая вещи, которыми я собиралась делиться с наставником. Однажды я собралась рассказать ей ужасные вещи, которые думала о своем муже, что он спал со многими женщинами, хотя был женат на мне, и так далее. После того, как я рассказала ей, я поняла, что это все лишь моя паранойя. Сегодня мне стало гораздо легче доверять ей после того опыта доверия. Я не могу долго без контакта с ней, я начинаю страдать. Мой лучший опыт был в период работы по Первому шагу, мое доверие выросло, и сегодня я живу гораздо более счастливо».

Если наш спонсор предлагает нам посещать больше собраний, регулярно читать литературу АН или начинать писать инвентаризацию, нам необходимо приложить усилие и поступать так. Мы можем не хотеть говорить зависимому, которого попросили о помощи, как помогать нам. Когда мы тянемся к помощи, нам следует оставаться восприимчивыми к ней.

«Я всегда с неохотой звонил другим выздоравливающим, даже сегодня. Несмотря на это, мой спонсор не продолжал работу по шагам со мной, пока я не позвоню и спрошу опыта, по крайней мере, у пяти других зависимых, чьим выздоровлением я восторгался. Те звонки помогли мне обрести лучшие перспективы в жизни. Я работаю по программе, которая предполагает помощь и отдачу другим. В один момент выздоровления я серьезно думал об употреблении. Я представил лицо одного из зависимых, чьим выздоровлением восторгался, затем мои мысли сконцентрировались на всех моих новых знакомых, и мысли об употреблении исчезли».

«Большую часть моего выздоровления я не хотел следовать советам ни моего спонсора, ни кого-либо еще, пока агония и одиночество от поступков, совершенных, так как я хотел, не стали настолько велики, у меня не осталось выбора, если я хотел оставаться чистым. Даже тогда я не верил полностью, что у кого-то есть идеи лучше моих. Спустя время, по мере того, как моя жизнь становилась все лучше от моей открытости советам, я обнаружил, что практически любой, может дать мне намного лучший совет, чем я».

Может быть много случаев, когда нам нужна помощь, а наш спонсор недоступен. Многие из нас находят важным развивать сеть людей в программе, к которым в дополнение к нашему спонсору мы можем обратиться за поддержкой. В некоторых сообществах обычна практика обращения за подобной поддержкой к тем членам, которые связаны спонсорством с нами. Знание других, кого также спонсирует наш спонсор, обеспечивает нас сетью безопасности. Если мы не можем найти нашего спонсора, мы всегда можем созвониться с кем-то из нашей спонсорской сети. Кто-то определяет такую сеть, как спонсорская «семья», в других местах это спонсорская «линия» или «дерево». Независимо от терминов, для некоторых членов важно быть частью такой сети, это дает им чувство безопасности и принадлежности к чему-то большему, чем они сами.

«В моей местности всего у нескольких женщин есть наставники-женщины, так что мне пришлось ездить в другой город, где спонсорская «семья» – основная форма спонсорства. Я лишь хотела работать со спонсором по шагам и получать от нее наставления, вместо всей принудительной социализации и долгих путешествий, необходимых во многих местных спонсорских сетях. Однако сейчас уже более двух лет у меня есть наставник в другой стране, и я езжу туда для встреч с ней и моими сестрами по спонсору. Я настолько довольна нашим товариществом и совместной работой, что даже решила переехать туда на шесть месяцев, чтобы провести время с моими сестрами, лишь потому, что хочу этого».

«Я принимаю участие в ежемесячных встречах, проводимых моей спонсорской линией, так что если однажды возникнет необходимость в новом спонсоре, у меня уже есть группа выздоравливающих зависимых, кому я доверяю, к кому я обращаюсь, о ком забочусь, и с кем не боюсь быть предельно откровенным».

Некоторые члены, однако, определяют спонсорство, как очень личные отношения, и не хотят быть вовлеченными в расширенную семью. Для таких членов принадлежность к подобной сети может создавать ощущение ограниченности или, что это накладывает определенные обязательства.

«Мой спонсор является частью того, что они тут называют спонсорской «семьей», но мне это мало интересно. Слава богу, она не беспокоится по поводу моего присутствия на их собраниях. Если я отождествляю себя с огромным количеством женщин, типа подспонсорных или подспонсорных ее подспонсорных, то для меня это похоже на пребывание в стаде. Я не в восторге от некоторых из людей в моей спонсорской сети. Я имею в виду, что у меня уже есть одна дисфункциональная семья, и мне не нужна вторая».

Даже если мы счастливая часть спонсорской сети, иногда нас может искушать возможность сравнить себя с другими. Иногда может показаться, что наш спонсор уделяет другим подспонсорным больше внимания, чем другим, или мы можем получить поддержку нашего эго ощущением себя фаворитом среди подспонсорных. Важно, чтобы мы понимали, что каждые отношения спонсорства уникальны. У каждых есть свои трудности и успехи. Мы ничего не получим от сравнивания наших отношений с другими.

«Я всегда чувствовала потребность быть первой в каждой ситуации. Около года я была у спонсора единственной, так что была удивлена и почувствовала себя неуверенно, когда она взяла новую подспонсорную. Для меня стало длительным и болезненным процессом обучение любить других людей и не ревновать к ним. Когда я чувствую себя незащищенной и некомфортно, я работаю с этими чувствами со спонсором. Вместо того чтобы вести себя как велят мне эти чувства, я стараюсь тянуться к другим женщинам, кого она спонсирует. У меня на сегодня четыре сестры в спонсорстве, и они все замечательные женщины. Я очень сильно люблю их и я горжусь тем, что они есть в моей жизни».

Есть у нас спонсорская сеть или нет, мы можем развить твердую сеть поддержки для случаев, когда мы не можем напрямую обратиться к нашему спонсору. Построение дружеских отношений с другими в программе и укрепление наших отношений с Высшей Силой помогает нам справиться с моментами, когда наш спонсор недоступен нам.

Можете поделиться в соц. сетях:

Добавить комментарий

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)