Подспонсорному Часть 6

больше чем один спонсор

Многие из наших членов считают, что очень важно иметь только одного спонсора. Они находят, что иметь одного спонсора помогает им упростить отношения и избежать большого количества вопросов, что один спонсор, это как «единая точка решений и ответственности», о которой говорится в 5 концепции. Однако у некоторых членов есть положительный опыт обладания более чем одним спонсором. Иногда особые обстоятельства, такие как работа по служению, болезнь или развод, толкают членов на поиск кого-то с подобным опытом, чтобы помогать им в дополнение к основному спонсору.

«Я не предполагал иметь двух наставников, но я побыл в такой ситуации около недели, и это было очень сложно. Оба хотели от меня совершенно противоположным вещам. Один хотел, чтобы я продолжал 4й шаг, другой же хотел, чтобы я переписал 1й».

«Работа с двумя спонсорами сбивала меня с толку, но действительно помогала мне определить – насколько честным я собираюсь быть, что я думаю, во что я верю, что чувствую; что для меня важно – честность, прямота, жизнь в соответствии с духовными принципами, и т.д. С каждым была лазейка, во-первых: если один пытался указать мне на какой-то дефект характера, и я не был готов, то я прятался за «я поработаю над этим с моим другим спонсором». Да, я платил за это. Я медленней понимал себя, но я думаю, что мое полное раскрытие себя произошло в то время, когда Бог решил — пора. Я узнал настолько много, работая с двумя спонсорами, что могу сказать только одно – это весьма положительный опыт».

«Я начала работать с наставником, как только обрела чистоту. Она привела меня на собрания, и я изо всех сил начала работать по шагам. Вскоре я очень заинтересовалась служением, но у спонсора не было опыта в этой области, так что я обрела спонсора по служению, которая помогала мне в этой части программы. К тому времени у меня было три месяца чистого времени, и я имела четыре должности по служению, которые забирали все мое время. Я была перегружена и хотела уже все бросить. Мне помогла спонсор по служению. Она дала мне четкое указание – если я беру на себя ответственность, то я должна выполнить обязательства или найти себе замену. Я сдала одну должность по служению, зато довела до конца другие обязательства. Этот опыт помог мне стать сегодняшней личностью. Сегодня эти женщины уже не спонсируют меня, но я дружу с обеими, и я бесконечно благодарна их наставлениям в различных областях».

«Когда я только перестал употреблять, у меня был как спонсор из АН, так и из АА. Вскоре то, что я слышал от моего спонсора из АА не совпадало с услышанным от спонсора из АН. Я прекратил работу с наставником из АА и остался с наставником из АН. Я услышал урок о том, что если я хочу стать плотником, то мне нужно учиться у плотника. Если я хочу знать как чинить машины, то надо общаться с механиком. Если я хочу знать, как жить по программе АН, то мне нужен спонсор из АН».

временное спонсорство

В некоторых местностях обычна практика «временного» спонсорства, особенно для тех, кто только пришел в программу. Действительно некоторые учреждения требуют от своих клиентов договориться о спонсорстве на время. Временный спонсор – это тот, кто работает с нами до тех пор, пока мы не найдем того, кого мы спокойно попросим быть нашим спонсором. Мы также можем попросить кого-нибудь быть нашим спонсором, если по каким-то причинам в течение определенного времени наш постоянный спонсор недоступен, например, если мы или наш спонсор вынуждены переехать на короткий промежуток времени. Тем не менее – хотя такая практика принята в некоторых местностях, в других она не одобряется. Некоторые члены считают, что поиски временного спонсора – это показатель отсутствия обязательств или просто отступной путь. Болезнь не временна, говорят они.

«Мой первый временный спонсор был со мной четыре года».

«С меня достаточно временных отношений, пришло время узнать, что это такое – постоянные».

«Мой реабилитационный центр потребовал от меня найти себе наставника, поэтому, когда они привели меня на собрание, я попросил об этом первого попавшегося там человека. Мы оба понимали, что это временное соглашение».

пол

Пол нашего спонсора – это еще один вопрос мнения, по которому широко варьируются от местности к местности и от зависимого к зависимому. Насколько нам необходимо иметь наставника одного с нами пола? Многие зависимые считают, что работа с однополым спонсором лучше помогает справиться с некоторыми ситуациями, облегчает идентификацию с наставником и усиливает его эмпатию к ним. Другие не считают половую принадлежность таким важным определяющим фактором в проработке различных ситуаций и в установлении эмпатии. В некоторых маленьких сообществах, где количество потенциальных местных наставников ограничено, и это конечно влияет на выбор. Однако независимо от того, что мы решили в отношении пола нашего спонсора, мы должны внимательно следить, чтобы сексуальное влечение не стало проблемой в наших отношениях с наставником.

«У меня любящий и заботливый спонсор того же пола, что и я, потому что я могу делиться некоторыми вещами моей жизни, касательно противоположного пола с тем, кто сам попадал в такие ситуации. Например, он понимает мои  проблемы в общении с бывшей женой. У нас у обоих есть дети, которые живут с нашими бывшими женами, и у нас у обоих есть опыт, как быть в таких сложных ситуациях».

«Я – гей, и у меня были разные спонсоры. Меня спонсировал гей, еще лесбиянка, мужчина нормальной ориентации, а также бисексуальная женщина. Я считаю, что в вопросе пола моего спонсора важно только одно – не должно быть отношений спонсорства, если есть влечение – романтическое или сексуальное».

«Мне необходима женщина-спонсор не только из-за каких-то сложностей, связанных с сексуальным влечением или страстью, но большей частью  чтобы научиться доверять, симпатизировать и любить кого-то моего пола. Это мой путь к тому, чтобы любить, симпатизировать и доверять себе, как женщине».

«У меня всегда были спонсоры противоположного пола, потому что когда я начала выздоравливать, в моей стране сообщество только начало развиваться, и еще не было выздоравливающих женщин. Я думаю, что спонсорство противоположного пола может помочь только если назначение отношений – выздоровление. Мой собственный опыт в том, что я сначала обратилась за спонсорством к члену сообщества, к которому у меня было влечение. Мне повезло – он отказал мне, пояснив, что чувствует влечение ко мне, и именно поэтому не может быть моим спонсором. Он посоветовал поискать кого-нибудь еще. Мне было очень больно из-за того отказа – еще ни один мужчина не отказывал мне, зато это был первый опыт уважения, которое я получила на группах Анонимных Наркоманов».

«Когда я был новичком и искал спонсора, кто-то пояснил мне, что выздоровление нельзя рассматривать в сексуальном свете, поэтому не выбирай того, кто будет нравиться с сексуальной точки зрения».

«Я понимал это еще с детства – мужчины являются конкурентами. В спорте, внимании, женщинах, на работе – за место, зарплату и т.д. Теперь я вижу их в другом свете. Я вижу их как друзей, доверенных лиц, но не соперников. Это заняло время. Но однажды я прошел сквозь страх духовного сближения с мужчиной, и в этом мне помогло выздоровление. Духовная близость, на мой взгляд, очень важна для отношений спонсор-подспонсорный».

«Когда у меня было четыре месяца чистоты, я попросила мужчину быть моим наставником. Это был мой мятеж, в конце концов, мужчины и женщины – одно и то же, сказала я себе. Я думала, что рекомендация однополого спонсорства касалась только вопроса секса. Он обманул меня, заняв у меня денег и не вернув долг. Последним аргументом было то, что я обнаружила, что он никогда не просил денег у своих подспонсорных мужского пола. Я поняла, что мужчина и женщина могут манипулировать друг другом кроме секса и множеством иных путей «.

Что если я не смогу найти спонсора?

Иногда у нас нет возможности найти спонсора здесь и сейчас. Особенно в новых или в маленьких сообществах АН, где может быть всего несколько членов с большим количеством чистого времени. В такой ситуации некоторые члены могут поискать спонсоров с других двенадцатишаговых сообществах или через интернет. Также для помощи в выздоровлении используют совместное спонсорство – отношения, в которых выздоравливающие спонсируют друг друга. Некоторые из таких решений весьма успешны и продолжаются многие годы.

«В моем сообществе не было женщины с достаточным количеством чистого времени, так что я искала спонсора за океаном, чтобы работать по шагам, традициям и концепциям. Когда я спросила одну женщину, у нее оказалась такая же проблема, и она предложила совместное спонсорство. С тех пор мы общаемся по электронной и обычной почте, а также по телефону. Это работает по сей день».

«Я была вынуждена искать спонсора в другом сообществе, так как живу в стране, где небольшое сообщество АН. Она помогала мне с шагами и спонсировала меня несколько лет. Но потом я поняла, что я много больше, чем она вовлечена в свою работу по шагам. Она также перестала ходить на собрания. Я поняла, что мне необходимо найти нового спонсора, спонсора из АН, и я начала искать в соседней стране».

«Большинство моего общения со спонсором проходило онлайн. Мы регулярно писали друг другу. Написание давало нам время для размышлений перед ответом, и это действительно помогало. По телефону я мог часами сидеть и говорить о своей болезни, но писание помогало мне быть более точным и лаконичным. И мы оба получали удовольствие от того, что у нас есть письменные записи наших бесед. Конечно, я получил доступ к сервису электронной почты через свою работу, так что тут отчасти спорное благо. Это значит, что мой работодатель также имел доступ ко всем тем беседам. Очень важно для меня помнить, что электронная почта не конфиденциальная и не анонимная форма общения, ведь есть вещи, которые я просто не могу обсуждать онлайн».

Независимо от…?

В АН мы научены, что какие-то особые качества наших членов или их принадлежность не имеют никакого отношения к их правам на членство в сообществе и на их статус выздоравливающих зависимых. Наш Базовый Текст разъясняет, что любой может принадлежать к АН независимо от его или ее расы, религии, сексуальной ориентации, возраста и т.д. Несмотря на это, некоторые зависимые борются с вопросом – стоит ли им учитывать упомянутые описания, когда они выбирают спонсора, стоит ли им искать спонсора, у которого будут такие же религиозные или политические воззрения, одинаковый этнический и социально-экономический статус, одной культуры и происхождения. В то время как некоторые зависимые ищут спонсора, который схож с ними по некоторым перечисленным моментам, многие другие находят, что эти моменты не принципиальны в отношении работы по духовноориентированной программе, и ищут кого-то, кто отличается от них.

«Я знал моего спонсора уже 7 лет перед тем, как я попросил его о спонсорстве. Из них в течение пяти у нас был общий спонсор. Я осознал, что мой спонсор очень состоятельный человек, примерно через год после моей просьбы. Я не думаю, что мне нужно было заранее спрашивать его о его экономическом положении. Однако я благодарен, что я узнал его изнутри перед тем, как оценить его по его внешним данным».

«В период активной зависимости я был научен презирать все религии и любой цвет кожи, кроме моей. В выздоровлении я был привлечен спонсором, который был священником. Он, например, учил меня, что в АН принцип анонимности мог бы заменить все мои предубеждения; и моя нетерпимость была заменена любовью, терпимостью и терпением».

«Моя спонсор и я абсолютно разные как культурно, так и морально. Мы из разных частей страны, разных религий и разных социальных слоев. Есть много маленьких странных вещей, которые мы не понимаем друг в друге. Я ожидаю и даже веселюсь от вопроса – Это культурное отличие или дефект характера ты сейчас проявляешь? Мы много говорили о Четвертой Традиции, потому что быть ее подспонсорной не значит становиться ею, это значит, что она помогает мне становиться самой собой. Анонимность не означает быть такой же, не следует путать единство с единообразием».

«Я начал выздоравливать в городе. Раса моего первого спонсора отличалась от моей. Но я не видел цвет или предместье. Я только помню сильную боль и борьбу с употреблением, а этот зависимый сказал мне да, когда я попросил его быть моим спонсором. Как я понимаю, наркотикам все равно – какой цвет кожи у человека, так почему выздоровление должно делать различие?»

«Если бы я ждал что на собрание придет человек одной со мной расы, чтобы я мог попросить его быть моим спонсором, я до сих пор кайфовал бы».

«Мне пришлось поменять спонсора, потому что мой спонсор не мог давать мне советов, без влияния на них своей особенной веры в Бога».

«Моей самой большой сложностью как подспонсорного было попросить моего нынешнего североамериканского наставника о спонсорстве. Мне пришлось переступить через предубеждения, также как через языковой барьер и проблему расстояния. Мое общение с ним в основном происходит в интернете. Я убедился в том, что язык любви сильнее, чем любой барьер».

Наше отношение ко всем этим различиям не может быть верным или не верным, все зависит от того, как мы, как отдельные члены АН воспринимаем эти различия. Хотя духовные принципы единства и анонимности выражаются в традициях, подчеркивающих наши общие узы выздоравливающих зависимых, мы также высоко ценим духовный принцип автономности, который защищает наше многообразие. В АН мы ценим наше единство, но не боремся за однородность.

Можете поделиться в соц. сетях:

Добавить комментарий

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)