Ведущий собрания группы АА

Ведущий собрания моей первой группы Анонимных Алкоголиков прочно засел в моей памяти. Сколько раз был в наркологических больницах, не помню, а его помню, и при встрече, систематически с ним обнимаюсь. Помню, несмотря на то, что был я «выпивши», точнее в начале запоя, хотя возможно и последнего. Представился он как Дуримар, его внешность и поведение, показались мне, вполне соответствующими имени, по этому, я, довольно долго, был уверен, что оно настоящее.
На этой же группе мне порекомендовали больничку, в которой я ещё не лечился, и соответственно вероятность того, что меня туда возьмут, и выведут из запоя, была довольно высока. Так и произошло. Протрезвев, посещая собрания групп АА, как минимум ежедневно, я только начинал, осваиваться в новом мире. Опасности подстерегали меня на каждом шагу! Пройдя с червонцем в кармане мимо витрины с баночками и бутылками, я чувствовал себя круче альпиниста покорившего горную вершину!
Вот такому герою, месяце на третьем было предложено провести очередное собрание группы Анонимных Алкоголиков. Братья и сестры практически заставили меня это сделать, благо народу было не много, и все, мне знакомые. Был ли я готов к этому? Мог ли служить ведущим собрания? Конечно — нет! Единственное что я смог, так это сбивчиво прочитать текст, написанный на мятых листочках.
С тех пор я провёл множество собраний, разных групп, в различных городах и даже странах. Могу ли я теперь служить ведущим собрания, способствуя нашему общему выздоровлению, создавая безопасную и комфортную атмосферу на группе? Вряд ли. Поэтому всегда прошу Бога, чтоб Он дал мне всё необходимое для этого, и убрал то, что мешает! Делаю я это во время минуты молчания, поэтому она часто бывает несколько длинней, но никогда не короче шестидесяти секунд. Была в Москве группа, где традиционно молчали три минуты, вот там я успевал, более ли менее упокоиться и настроиться на собрание. А вот двенадцать секунд, как было на группе, в одной из поездок, мне не хватает. Бывают, у меня, такие обострения заболевания, что в себя прихожу только к концу собрания, но в таком состоянии я на место ведущего не сажусь. Так же я избегаю вести группы, на которых не часто бываю, и не знаю правил и обычаев. Беря служение ведущего, я должен стараться с любовью соблюдать не только Двенадцать Традиций Анонимных Алкоголиков, но и традиции этой конкретной группы.
Ведущему же надо ещё, тетрадь заполнить, найти что, где и кому читать, и свечку зажечь. За временем следить, не затягивать собрание, ведь кто-то может опаздывать и не успеет помолиться. Хотя в таком случае, как и в других, сложных моментах (продление/сокращение времени, присутствие не алкоголика, изменение темы) я обращаюсь к присутствующим алкоголикам, и если ни один из них не возражает, то мы меняем правила этого, конкретного, собрания.
На некоторые вопросы теперь у меня уже есть готовые ответы. Например — имеет ли право алкоголик с маленьким ребёнком, которого не с кем оставить, присутствовать на собрании? Да! Даже если мне это не нравится, и мешает высказываться. Единственное условие для членства в АА, это не отсутствие детей, домашних животных, дефектов характера или запаха, а наличие желания бросить пить. Если алкоголику нужна группа – мы не можем ему отказать!
Ведя собрание, текст в помощь ведущему, читаю, стараясь не вставлять свои остроумные реплики, и важные комментарии. Со стороны замечал – когда ведущий не читает, а пытается покороче сказать своими словами — получается очень долго, и не очень понятно. Сам составлял такие тексты для нескольких групп, и убедился, как непросто точно подобрать, и расставить слова. Например, только после множества собраний, заметил, что заявления о конфиденциальности и анонимности, лучше поставить перед отрывком из шестой главы, так как после него, они, уже отвлекают от молитвы.
Как ведущему, мне, естественно, просто приходится внимательно слушать, всех выступающих. И я обязан прерывать тех кто, говорит не о себе, а о врачах, чиновниках, религии, увиденном в интернете или телевизоре, прочитанном в умных книгах или бульварных газетёнках, о родственниках, да и просто о других, возможно тоже больных людях. Обязан, потому что взял на себя служение. По собственному, печальному опыту знаю, что пока я рассуждаю о других людях и их проблемах – свою болезнь не вижу, и не выздоравливаю.
Был случай, когда после моих прерываний, алкоголик, с большим сроком трезвости, выбежал с группы, сел в машину и уехал. Мы оба до сих пор трезвые, но теперь, после собрания, я часто подхожу к тем, кого прервал, объясняю причину, и говорю о том, что это моё служение, и моё мнение, и возможно неправильное.
Пришлось и мне однажды уйти с собрания, оставив место ведущего. После перерыва долго не удавалось начать собрание, и когда под гогот на стол водрузили баллон солёных огурцов, я встал, поздравил новичка и ушёл. Видимо это было правильнее, чем разбить банку, или голову. Возместить ущерб за разбитую банку конечно можно, а вот с головой сложно! Теперь я не только спрашиваю — «Никто не возражает, что я проведу сегодняшнее собрание?», но и слушаю ответ.
Конечно, ведущему многое позволено, но всё — таки меньше чем всем остальным присутствующим. Однажды, высказавшись дважды, я, скрежеща зубами, был вынужден слушать, как повторно говорят ещё несколько человек, тогда как остальные так и не успели ничего сказать.
И это не главные опасности в служении ведущего. Мне надо постоянно помнить, что здесь я не директор, особенно когда там я работаю директором, пусть даже и коммерческим. Не мнить себя учителем в программе, особенно если я преподаю, пусть в школе, и всего лишь физкультуру. Довольно глупо, плюхаться в кресло ведущего при каждом удобном случае, пытаясь организовать и направить собравшихся. Недавно снесли флигель, где кресло, в подобных случаях само разъезжалось под ведущим, независимо от его сраки трезвости. Мне важно всегда помнить, что самый важный на группе, не я, а Он, ну и про новичка не забывать! Выслушать, поблагодарить, и поздравить новичка, даже если это не надушенная двадцатипятилетняя красотка, а бродяга вдвое старше и с соответствующим вкусом и запахом.
Самое сложное, в этом служении так это то, что делать, всё выше перечисленное, и ещё кое-что, мне надо доброжелательно, с пониманием, вниманием, и терпимостью, а лучше с Любовью, в духе Анонимных Алкоголиков. Вот этого то, мне и не хватает… пока.
Поэтому после проведения собрания особенно полезно заняться более эффективным и безопасным служением, описанном в мной предыдущей заметке, опубликованной в Московском Листке АА за сентябрь 2011.

Илья Т. (Москва)

Можете поделиться в соц. сетях:

Добавить комментарий

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)