Анонимность или подполье?

Stati-01Я не хочу есть шоколадку под одеялом, и ни с кем не поделиться. Я не хочу сбегать на собрание за очередным кусочком трезвости – и опять в норку. Я не хочу нарушать традиции АА. Я хочу соблюдать традиции АА. Я хочу оставаться трезвым сам и доносить идеи АА до тех алкоголиков, которые всё ещё страдают. Как мне совместить 12-й шаг, 5-ю традицию, служение с анонимностью? По поручению группы АА «Черёмушки» я три года носил в редакции районной и окружной ЮЗАО газет текст объявления о работе этой группы. Для этого нужно было писать заявление, указывая свою фамилию, домашний адрес и телефон. Я раскрыл свою анонимность, но это моё личное дело. Ни глава управы района, ни зам. префекта, на чьё имя я писал заявления, узнав, что я анонимный алкоголик, никому на Юго-Западе Москвы не стали об этом рассказывать. А что я алкоголик, об этом знала вся округа. По ночам мои пьяные песни с балкона летели, стряхивая с веток спящих ворон и эхом возвращались с Воробьёвых гор. Из соседних домов слышался плач разбуженных детей и лай собак. Когда я носил листовки «Черёмушек» в родное отделение милиции, я их отдавал анонимно. Но там меня, постояльца «обезьянника», помнили в лицо, а их база данных пестрила моей фамилией. В церковь батюшке я отнёс брошюрку «Священнослужителям об АА» анонимно. Он сказал: «Молитесь и ходите», разрешил оста- вить наши листовки. Но он-то знал о моих бедах от моей жены. По его совету жена молилась за меня, пока я не пришёл в АА. Соседка, бывший враг, спросила, что со мной стало. Я нарушил свою анонимность? На работе дал начальнику Большую Книгу, чтобы он прочитал главу 10 «Обращение к работода- телям». А для кого же ещё написана эта глава? Естественно, не все работодатели пили, как я, потом уз- нали об АА, стали выздоравливать, открыли своё дело и начали давать работу. Приходится раскрывать свою анонимность, заодно и от страхов освобождаться. В офисе, в шкафу у нас лежали «Ежедневные размышления» — для тех из наших, кто не успел прочитать утром дома. «Действующему» начальник сказал: «Или к Виктору Ивановичу на лечение, или увольняю». Я про- цитировал специально. Так нас видят со стороны. Другой коллега был год в такой же ситуации, с работы его проводили в «Дом Надежды на Горе», на работе же и ели торт за его трезвых 6 месяцев. Это на- рушение анонимности или привлекательность наших идей? В этом случае для меня главное – не нанести ущерб Сообществу. Другое дело – как я соблюдаю анонимность собратьев. Как представителю в ИГ от группы АА «Академия» мне нужно было позвонить ответственному за справочник групп Москвы. Но телефона ответственного я нигде не увидел и не узнал. Только один собрат под страхом смерти сообщил его мне, за что потом и поплатился. Досталось и мне. Я оправдывался, что-де я взял его только для разового пользования, сотру его из телефона и головы, больше никогда не буду звонить ни по делу, ни просто так. Что и сделал. Теперь я соблюдаю анонимность Ответственного за справочник групп Москвы. Как-то с подачи собрата из другого города я начал собирать электронные адреса АА – из объявлений в печати АА о юбилеях, о служении, внёс также из справочника групп АА России, добавил сайты АА. На форумах и собраниях раздавал и пополнял этот список с согласия адресата. Я рассылал этот список внутри Содружества, на группы АА и АА — «одиночкам». А вдруг, думал я, соберётся кто в другой город, в командировку или к тёще в гости, напрямик свяжется с собратом из этого города, узнает расписание группы. Или наоборот, вышлет ему приглашение на юбилей своей группы. В общем, вырос этот «Список электронных адресов АА», и дай Бог ему расти дальше. Собрат из Питера прислал мне свежий Листок, и я поспешил порадовать им всех из этого списка. А тут по Божьей Воле одна «САД»-овка-«одиночка» попросила какое-нибудь служение, она и радовала. Только радовались не все. Из города N. с обратным адресом aaXX… и т.д. пришло грозное письмо с четырьмя вопросами, в том числе и почему я нарушаю его анонимность. Я попросил прощения и убрал из этого списка его адрес, такой нашенский до боли. В этом случае не сработала поговорка «Назвался груздем – полезай в кузов». На моей странице в интернете анонимная сестра спросила меня, почему я выставил свои бейджики с форумов. А я ими горжусь. Это моя страница, мои бейджики, моя анонимность, и моя жизнь. Там и мои друзья. А кто стесняется моего членства в АА, я пойму, не обижусь. Это уже его анонимность. Получается, что всё, что я сделал, не нарушая 12-ой традиции, так это два раза рассказал свою историю на радио, от лица Виктора, анонимного алкоголика.

Автор: Виктор М. Группа АА «Черемушки», г. Москва

Можете поделиться в соц. сетях:

Добавить комментарий

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)