История возникновения региональной структуры обслуживания Восточной Сибири и Дальнего Востока

1. Предыстория

Это мои личные воспоминания и мой личный опыт, который не претендует на истину в последней инстанции. Это мой взгляд и мои рассуждения, но поскольку ВС поставила меня в то место и в то время, где и когда это все начиналось, я считаю обязанным поделиться этими размышлениями со всеми, кто захочет их прочитать.

Для меня это началось в 1999 году. Тогда я в 4 года трезвости, был горд оттого, что в Иркутске за 5000 километров от Москвы я трезвею на самой лучшей группе АА в мире. Я слышал, что в Москве на десять миллионов жителей существуют 20 групп, и считал, что наша группа охватывает гораздо больше населения, чем московские, учитывая разницу в населении этих городов. В июне этого года я впервые за время своей трезвости вылетел в Москву, где не был уже лет десять. Летел я в командировку на конгресс, где собирался выступать, и был полон эйфории. Но я уже видел друзей, которые, вылетая в командировку, срывались и приезжали растерянные и удивленные. Я был настороже и у меня был телефон одного московского члена АА, который приезжал к нам в Ангарск.

Сами по себе собрания меня не удивили, удивило отношение членов АА к новичкам. Тогда я впервые задумался о том, как добиться того, чтобы и в Иркутске а АА оставалось большее количество новичков. Через два года в 2001 году я опять прилетел в Москву. В этот раз моим гидом по собраниям был наш бывший иркутянин, перебравшийся в столицу специально с целью остаться трезвым, так как тусовочный настрой нашей группы не давал ему такой возможности. Я познакомился с его наставниками и узнал о работе малых групп по прохождению шагов по БК.

В эти годы мы, тогда еще две группы АА в области стали собираться в июне на Байкале. Место нашел я, так как мой старый партнер, профессор Иркутского университета, приватизировав землю, организовал в деревне Большие Коты нечто вроде таверны. По минимальным ценам он мог разместить в своих двух домах до 50 человек. Самое интересное, общая работа по организации этих Слетов сплотила наши группы.

После приезда из Москвы я попытался донести до нашей группы то, что узнал при посещении собраний разных групп в Москве и беседах в свободное время. К моему удивлению, очень немногие заинтересовались. Большинство просто не хотело ничего менять. В этот момент ВС дала подарок – нас пригласили проводить собрания в помещении нового католического собора. Я объявил о создании новой группы, но только 2-3 человека поддержали меня в этом. Большинство отнеслось к этому как к попытке раскола. В течение года состав группы менялся, иногда приходилось сидеть одному.

Одна общественная организация с помощью католиков организовала телефон доверия для зависимых. Шесть дней недели разделили таким образом, что 3 дня сидели созависимые с детьми наркоманами и отвечали на вопросы о наркомании, а на другие 3 дня пригласили волонтеров из числа членов АА, говорить об алкоголизме. Я возглавил группу волонтеров – членов АА. В результате в 2002 году мне неожиданно предложили в апреле съездить в Польшу на семинар по зависимостям для телефонного консультирования за счет Фонда Стефана Батория. У меня не было заграничного паспорта, но я в кратчайшие сроки успел его получить, получил визу и, заняв деньги у товарища из АА, (мне обещали вернуть их в Польше) купил билеты и полетел.

По приезду в Варшаву, в первый же вечер, я узнал, где собирается группа АА поблизости от гостиницы и пошел на ее собрание. Так я впервые попал на собрание АА в другой стране, не зная при этом языка. Тем не менее, это не помешало мне поучаствовать в собрании, некоторые поляки знали русский язык и помогали мне понять, о чем говорят выступающие. Там я впервые понял, что такое «язык сердца».

Меня поразило то, что в одной Варшаве количество групп АА соизмеримо с количеством групп во всей России. Во время семинара я узнал, что по его окончанию

начнется Собрание по обслуживанию Восточно-Европейских стран. Я не знал что это такое, но подозревал, что что-то значительное, если туда съедутся представители анонимных алкоголиков из 15-17 стран. Я сказал своему консультанту Антошу, что очень хочу посмотреть на это мероприятие, чтобы использовать эти знания в своем регионе. В последний день перед отъездом Антош сообщил мне, что меня приглашают поприсутствовать на этом собрании за счет наших польских собратьев. Я был безмерно счастлив. Прибыв в профилакторий, я познакомился с российскими делегатами, избранными на Конференции представлять российское Содружество АА. К моему удивлению с Ириной У. я уже встречался на группе Фили в мой предыдущий приезд в Москву, второй делегат Костя К. был знаком мне по электронной переписке. Я несколько месяцев спустя все анализировал увиденное там и мне продолжали открываться все новые слои понимания того, что такое АА. В первые часы я чувствовал себя слепым котенком, прикоснувшимся к чему-то огромному и сильному. Меня интересовало все – дискуссии по вопросам донесения идей, взаимоотношения АА с властями, лечебными учреждениями и религиозными конфессиями. У меня появилось множество друзей-наставников, к которым я мог обратиться за советом. Там я познакомился с Леонией, представительницей АА Германии, с которой смог пообщаться даже с моими минимальными способностями в английском языке.

На обратном пути я неделю прожил в Москве ежедневно посещая группы АА. Наиболее запомнились: «Круг», Рубикон», «Франтир», трехлетие «Альтернативы».

После возвращения из Польши я так настойчиво рассказывал о том опыте, который я там получил, что собратья по АА, в большинстве своем стали шарахаться от меня. Многие даже не верили, что АА может занимать такое важное место в жизни общества. Но в сентябре этого же года в Иркутск приехала делегация Фонда Стефана Батория во главе с Эвой Осятынской и ведущим польским наркологом Богданом Вороновичем. Они провели семинар в помещении Иркутского технического университета для представителей медицинской, научной и другой общественности. Естественно большинство членов наших групп пришло на этот семинар и воочию убедились, что в Польше наше движение составляет основу излечения алкоголиков. Когда польские врачи пригласили иркутских анонимных алкоголиков на сцену, чтобы рассказать о себе и ответить на вопросы, то более десяти человек осмелились это сделать. Было воодушевление и состояние подъема. Вечером Эва и Богдан пришли на открытое собрание нашей новой группы «Радуга» и мы смогли долго пообщаться неформально. Потом было участие Вороновича в юбилее группы «Любовь» в Ангарске, где он рассказал о таком диковинном для нас явлении, что является членом польской «Рады поверников АА» (Совета по обслуживанию) — неалкоголиком. Ну и поездка на Байкал и в Саяны на водопады Аршана – это у нас традиционное. Все это время было заполнено общением и попытками понять, что нам нужно, чтобы получить то же признание, которое имеет АА в Польше.

В апреле 2003 года я оказался в Москве в командировке, по окончании которой смог принять впервые участие в качестве делегата от своей группы в XV Конференции в Москве. ВС распорядилась таким образом, что из уже следующей поездки в Польшу, в этот момент возвращались еще два наших члена АА. Они также были уполномочены своими группами представлять их на Конференции. Поэтому группы, почти не затратив средств получили 3 (!) делегатов на Конференции. Это был колоссальный опыт. Неожиданно меня сибирские делегаты выдвинули в Российский Совет взамен, выбывавшего Александра из Омска. Так, еще не поняв, что к чему, я стал членом РСО. В тот момент у меня начали складываться первые впечатления о структуре АА.

А через месяц, в мае, ВС подарила мне командировку в Германию в Баден-Баден. Приехав туда, я помнил о Леонии, с которой познакомился год назад в Польше. Когда я показал визитку своему гиду, то он сказал, что деревенька, в которой жила Леония находится всего в 10 километров от города. Я позвонил и уже на следующий день Леония

с мужем, тоже членом АА, была у меня в гостинице и мы поехали в ресторан на обед со страусятиной. После обеда Леония сообщила, что у меня есть великолепная возможность послужить. Уже больше года коренные немцы, члены АА пытаются создать русскоязычную группу в русском районе. Мы поехали, я предвкушал возможность побеседовать с алкоголиками по-русски. Но меня ждало разочарование, на группе из 7 человек я был единственным русскоязычным. Почему-то за весь год на этой группе не задержался ни один русский немец. Меня попросили провести собрание на русском языке, на столе лежали наши книги, приобретенные в нашем офисе. Все немцы слушали, как я по-русски читал преамбулу, шаги, традиции, текст из Большой книги. Потом за чаем, немцы расспрашивали: в чем особенности нашего менталитета, что даже в Германии наши люди не хотят выздоравливать. Самое интересное, что они не знали русского, я немецкого, но прекрасно понимали друг друга. Тогда впервые у меня возникло впечатление, что мы в чем-то фундаментальном отличаемся от европейцев.

После этой поездки, буквально через месяц, состоялся III Слет на Байкале. И он впервые вышел за пределы наших групп Иркутской области. К нам приехали гости из Читы, Красноярска и новичок-одиночка из города Улан-Удэ. Поскольку трое из нас были участниками Конференции, мы провели собрание по Служению. Высказывалось мнение, что нам, сибирякам, ввиду нашей отдаленности от большинства групп АА на западе страны, необходимо объединяться. С этой целью было принято решение собрать в ноябре I Конференцию АА Восточной Сибири. Поскольку Иркутск находится на равном отдалении и от Читы, и от Красноярска (до каждого из них по 1000 километров), Конференцию было решено провести в окрестностях Иркутска. Ее организацию взяли на себя делегаты Конференции АА России и представители групп Иркутска и Ангарска.

События того, 2003-го, как я думаю, и следует считать началом региональной структуры по обслуживанию АА Восточной Сибири и Дальнего Востока.

2. Первые шаги и проблемы.

Ну вот. Теперь начинается собственно история. 2003 год был очень насыщен. Мы впервые вышли из самоизоляции. К нам приезжали читинцы, в том числе делегат XIII Конференции Сергей Г. Образовалась группа АА в наркологическом диспансере «Росток». В город Усолье-Сибирское приехал польский член АА, который сразу связался со мной, благодаря тем контактам, которые уже были установлены во время моей поездки в Варшаву. Он организовал группу «Новая жизнь» в этом городе в 70 километрах от Иркутска при нашем активном участии. Так образовалась интергруппа в Иркутске. В сентябре через Интернет вышел на связь алкоголик из Хабаровска и попросил принять его группу «Альтернатива» в состав нашей образовывающейся структуры. Он даже прислал протокол решения группы о вхождении. Так наш регион уже тогда вышел за пределы собственно Восточной Сибири и включил в себя дальневосточный город Хабаровск.

К ноябрю мы договорились с реабилитационным центром «Перекресток семи дорог» о проведении на их территории первой конференции АА Восточной Сибири. По расчетам директора центра в ноябре должно было быть очень мало пациентов. РЦ предоставил нам целый клуб с залом кинотеатра и 2-3 комнаты с ковриками. Нам предстояло спать на полу, но это нас не смущало. Зато с питанием проблем не было: пациенты из числа наркоманов и алкоголиков готовили нам завтраки, обеды и ужины из купленных заранее продуктов. Мы выделили на первую, Учредительную конференцию столько же времени, сколько занимает и заседание Российской Конференции – 3 дня. Мы позвали гостей и, к нашему удивлению, наши собратья откликнулись. К нам приехали наши друзья по Конференции Сергей П. и Света З. из Барнаула, и, что еще было более удивительно – приехали на машине наши друзья из Бишкека, Киргизии. С Ибрагимом я подружился в Варшаве, а у Сергея в Иркутске оказалась дочь. Было важно, что Ибрагим имел большой опыт создания структуры АА в изоляции, а алтайцы уже провели до нас

свою первую конференцию и очень помогли нам в формулировании задач и составлении повестки.

Делегатами на нашей конференции были представители уже трех групп Иркутска, двух групп Ангарска и одной из Усолья-Сибирского. Но это все были группы Иркутской области. А из дальних гостей смогли приехать только 4 представителя от четырех групп АА Читы и одиночка из Улан-Удэ. Ни Красноярск ни Хабаровск своих представителей прислать не смогли.

Наконец началось. Мы собрались в зале и только благодаря подсказкам алтайцев смогли составить повестку и выбрать ведущих, секретаря, казначея, счетную комиссию. Меня с Сергеем Г. из Читы выбрали ведущими и я открыл конференцию. Весь первый день мы слушали представителей групп и записывали все мнения и предложения. Группа «Любовь» выдвинула своим представителем человека, который всего 2 месяца назад пришел в АА. Я помню споры, можно ли его признавать, выдвигать в Совет обслуживания с таким малым сроком трезвости. Но положились на групповое сознание и не стали создавать барьеров по срокам трезвости на этот раз. Благодаря этому этот член АА до сих пор трезв, со временем стал членом нашего комитета обслуживания и делегатом Конференции. Ему принадлежит и фраза, вызвавшая оглушительный смех: — «Когда я был новичком….!». В зале царил неведомый нам ранее дух Единства! Перед нами во всей полноте встали огромные задачи, которые нам предстояло решить. В результате обсуждений мы пришли к единому мнению о необходимости создания Совета обслуживания АА в нашем регионе. Но как его создавать?

От некоторых читинцев прозвучало: — «Вы иркутяне это начали, вы и входите в этот Совет». Но я считал, что в Совете должны быть представители всех городов, входящих в нашу структуру, а не «столицы» для обслуживания остальных. Мне казалось порочным преобладание москвичей в Российском Совете обслуживания и не хотелось следовать этому примеру. В результате в Совет были избраны члены АА из Иркутска (2 человека), Читы (2) и Улан-Удэ (1). Меня избрали председателем Совета. Были зарезервированы места для Красноярска и Хабаровска, а пока на их места были выбраны дублеры (Иркутск и Усолье-Сибирское). Делегатом на Конференцию АА России от региона был избран Сергей Г. (Чита), а его дублером другой читинец. Вновь избранному Совету поручили разработать Положение о Конференции АА Восточной Сибири и Положение о Совете обслуживания. Наш Слет на Байкале признали региональным мероприятием.

Неожиданно на второй день проведения конференции приехало областное телевидение. Нас это очень смутило, но мы дали разрешение на съемку издалека и со спины, не показывая лиц. Для меня это было большим испытанием, так как я в этот период баллотировался в Государственную Думу и при опознании даже со спины, могла получиться увязка моей партии с Содружеством. Поэтому я вышел в момент съемки, а интервью без показа лиц давали наши гости из Барнаула и Бишкека.

После проводов гостей в душе появилось ощущение того, что произошло неординарное событие. Но и груз новой ответственности и опасения, что непонятно что было делать дальше. Всего было принято 3 решения:

1. Поручить Совету обслуживания разработать Положение о конференции АА Восточной Сибири, Положение о Совете обслуживания АА Восточной Сибири в течение 3 месяцев и предоставить делегатам для обсуждения.

2. Подтверждена необходимость регулярного участия в работе Конференции АА России.

3. Признан Байкальский Слет АА региональным ежегодным мероприятием.

Положение я написал в срок. Разослал. И тишина….. Связь с читинцами прервалась, только изредка по электронной почте удавалось связаться. Когда пришла пора ехать на Российскую Конференцию, ни делегат, ни дублер не смогли этого сделать. Тогда

группы наделили меня дополнительно полномочиями делегата к своему статусу члена РСО и оплатили мне часть денег за билеты. И я полетел в Москву один…

В июне 2004 года состоялся очередной IV региональный Форум на Байкале. К нам впервые приехали далекие гости: из Москвы, Владивостока, Сахалина. Ну и читинцы, улан-удэнцы, красноярцы. Выросло и количество участников. С проведением этого форума были выполнены все наказы групп и, казалось, можно было радоваться. Но к радости примешивалось чувство недоумения. Когда мы были вместе, мы ощущали такое единство, строили такие планы… но стоило разъехаться по домам и все…. Все мероприятия были выполнены старанием только иркутян, тогда как остальные не очень стремились внести свою долю. Правда мне удавалось регулярно связываться по Интернету с анонимными алкоголиками с острова Сахалин и мы все больше апробировали возможность общения через Интернет.

В декабре мы сняли зал и комнаты на втором этаже турбазы «Голубые ели». Название вызывало много шуток, каждый второй повторял — «голубые ели и пили». Но место было живописное, комнаты удобными, зал просторный. Добираться до турбазы было легко – либо на электричке 30 минут, либо на машине. Единственная проблема – было морозно и зал полностью не прогревался, из-за чего пришлось заседать в верхней одежде. От Иркутской области собрались представители уже девяти групп из четырех городов: Иркутска, Ангарска, Усолья-Сибирского и Шелехова. Мы разослали приглашения и стали ждать…

Первым откликнулся остров Сахалин. Владислав прилетел на самолете за 4000 километров и не найдя нашего встречающего сразу взял такси и приехал прямо на турбазу. Барнаульских наблюдателей на вокзале встретил наш товарищ в 6 утра и сразу посадил на первую электричку. В полной темноте я стоял на перроне станции и встречал эту электричку. Казалось, что в ней не было ни одного человека, но…. Когда поезд остановился прямо на меня из тамбура вышли Света и Сергей!

К нашему смятению больше никого не было! Ни красноярцев, ни читинцев, ни улан-удэнца… Таким образом к открытию конференции были представители от 10 групп – из них 9 из Иркутской области и один с острова Сахалин! Всего, на тот момент, нам было известно о существовании 18 групп на территории от Красноярска до Тихого океана.

Мы начали заседание с обсуждения наших проблем. Приняли решение не принимать обязывающих решений в отсутствие делегатов из других городов. Тем не менее, обсудили Положение о Конференции АА Восточной Сибири и Дальнего Востока, выявили явные нестыковки. Довыбрали в Совет Владислава с Сахалина, его же избрали вторым делегатом Конференции АА России. Учитывая, что на прошлое заседание Конференции АА России ни читинский делегат, ни его читинский дублер не прибыли довыбрали дублером делегата Александра из Иркутска. Важное решение — пришли к необходимости выбрать казначея в состав Совета, им стал все тот же Александр. Так стали у нас формироваться должностные лица Совета, избранные напрямую нашей конференцией.

Наши алтайские гости отметили, что, поскольку 9 из 10-ти групп, представленных на конференции относятся к Иркутской области, то на ней можно создать структуру обслуживания Иркутской области. Кто знает, как бы дальше развивалось АА в восточных районах страны, если бы не присутствие сахалинского делегата. Мы решили, что для решения наших внутренних дел мы сможем собраться отдельно, а по поводу структуры Восточной Сибири и Дальнего Востока приняли обращение к группам Красноярска, Читы, Хабаровска с просьбой определиться — нужна ли нам общая структура обслуживания или мы дальше будем жить в своих уголках, разделенные тысячекилометровыми просторами?

На этой Конференции наметился, продолжающийся до сих пор, раскол лидеров Служения иркутского АА. Одни выступали за дальнейшее развитие региональной структуры и теснейшей связи со всеми сибирскими группами, которые хотели бы объединиться в совместном Служении, другие считали, что достаточно «ограничиться»

одной Иркутской областью, а не замахиваться на малонаселенное пространство в половину страны. Я поставил слово «ограничиться» в кавычки, потому что и на площади равной Иркутской области спокойно размещаются такие европейские страны как Франция, Бельгия, Голландия и Дания вместе взятые.

Через месяц в январе мы собрали собрание по обслуживанию АА Иркутской области и создали Байкальский Совет обслуживания. При этом произошло разделение лидеров – в него вошли те, кто хотел заниматься именно делами местного АА. На региональную конференцию решили в дальнейшем посылать представителей не групп, а собрания по обслуживанию АА Иркутской области в количестве пяти человек (2-Иркутск, 2-Ангарск, 1- Усолье-Сибирское).

Уже шел 2005 год, и он оказался переломным в делах АА нашего региона.

3. Становление и расширение региональной структуры

В марте 2005 года мы с Александром Щ. по приглашению наших алтайских друзей поехали на их конференцию по обслуживанию с ответным визитом. Хотя жители европейской части России часто полагают, что Иркутск и Барнаул где-то рядом, ехать на поезде нам пришлось двое суток. Предварительно я распечатал Руководство по обслуживанию США и Канады в переводе Вениамина. Впервые у меня оказалось достаточно времени, чтобы подробно его изучить. Помогало и то, что параллельно его читал Александр и мы обсуждали наиболее интересующие нас моменты. В Барнауле ночью нас встретили и привезли в пансионат, где проходила конференция. Два дня шел интенсивный обмен опытом, тем более, что там оказалась и бывший член РСО Татьяна Кр. из Москвы. Обратно мы возвращались наполненными новым опытом.

Перед заседанием Конференции АА России из ЦБО (центрального бюро обслуживания) пришла весточка, что на Конференцию пришло приглашение на участие нашего делегата в Собрании по обслуживанию АА Азии и Океании (АОСМ). Я представил, что это Собрание, возможно, пройдет где-нибудь в Китае, Корее или Японии, что казалось мне вполне доступным. Мысленно я уже готовился к поездке туда, зная по опыту наблюдения такого собрания в Варшаве, что там может быть. На заседание Конференции мы поехали вдвоем: новый дублер делегата Александр и я. Читинцы так и не вышли на связь к тому времени.

Я специально подробно не останавливаюсь подробно на событиях заседаний Конференции, так как это тема отдельной брошюры, которую, я надеюсь, напишу впоследствии. Но в этот раз я был избран делегатом на АОСМ от России, но ВС распорядилась таким образом, что это Собрание в этом году проходило в самой труднодоступной стране – Австралии. Но у меня не было и тени сомнения, что я туда доберусь.

В июне вновь прошел наш региональный Слет, уже четвертый. На этот раз приехало много гостей с Сахалина, Красноярска, Железногорска, Читы, Улан-Удэ, Казани. По нашей просьбе гости из городов нашего региона выбрали своих представителей. Мы провели собрание по Служению, где представители этих групп проголосовали за объединение в одну структуру обслуживания от Красноярского края до Сахалина и дали обещание приехать на конференцию в ноябре. Для меня был ясен дальнейший путь.

В августе я собрался в Австралию через Москву. Билеты обошлись в 67000 рублей, а собрать мне анонимные Сибири смогли только 20000. Но меня ничего не могло остановить, я взял потребительский кредит и полетел. Пока мне в посольстве делали визу, я впервые присутствовал лично на заседании Российского Совета обслуживания не во время заседания Конференции. Из Москвы, через Японию я направился в Австралию. Там, на Собрании по обслуживанию, я узнал о программе наставничества «страны стране». Поделился нашим опытом, но, самое главное, получил личные контакты с

руководством GSO и делегатами из многих стран Азии и Океании. Мой кругозор расширился. Я подробно описал свой опыт и мой отчет был опубликован в А/Я 33. После Собрания мне удалось 10 дней путешествовать по Австралии (Голд-Кост, Брисбен, Армидайл, Сидней) и везде меня встречали наши анонимные с огромным теплом и радушием. Я провел много времени в национальном офисе АА Австралии и получил представление, как формируются и работают структуры обслуживания в этой стране. В тот год АА Австралии отмечало свое шестидесятилетие.

Через 2 месяца после приезда планировалась наша третья региональная конференция. За это время мне пришлось перевести материалы АОСМ, осмыслить увиденное и, на основании этого опыта переработать Положения о ассамблее и Комитете обслуживания АА региона. За основу я принял Руководства по обслуживанию США и Канады и Австралии. В тот момент для меня моя деятельность в АА отодвинула на дальний план и работу и семью. Я до сих пор удивляюсь, как мне удавалось в тот момент работать и зарабатывать деньги, да еще досрочно и легко вернуть, взятый перед поездкой кредит. По-видимому, ВС считала, что я действую в правильном направлении.

4-го ноября за день до начала нашего заседания прилетели первые делегаты с Сахалина и Хабаровска. Я повез Галю и Валеру на берег Байкала, был тихий солнечный день. Валера даже осмелился искупаться в Байкале, хотя температура воды была 4 градуса, а воздуха – 8. Зато на следующий день, когда планировалось открытие, началась метель и выпал снег. Мы решили использовать приезд наших гостей из других городов и перед поездкой на турбазу собрали всех на Большое Собрание в актовом зале наркологического диспансера. Гостей было очень много — кроме наших традиционных гостей из Барнаула приехал из Москвы директор ЦБО Костя, а делегаты прибыли с Красноярского края, Читы, Хабаровска, Сахалина. Ну и, конечно, наши пять делегатов от окружного комитета. Большое собрание вдохновило нас. Прямо от диспансера мы сели в нанятый автобус и поехали в «Голубые ели». После ужина открыли наше собрание по обслуживанию и сразу объявили о создании комитета по рассмотрению уставных документов. В этот комитет наряду с нашими делегатами вошли и наши опытные гости: Костя из Москвы и Света с Сергеем из Барнаула. Мы сели и начали обсуждать новое Руководство, которое я разработал уже после Австралии. Споры затянулись. Мы меняли, вновь возвращались к прежнему, после объяснения или обращения в Руководству США и Канады опять спорили. Наступило уже пять часов утра когда наш комитет поставил последнюю точку. А уже через несколько часов мы начали обсуждение на заседании. Благодаря обсуждению бессонной ночью принятие Положений прошло довольно быстро и без лишних придирок – все, кто в этом хотел принять участие, работали ночью, остальные доверяли. Мы довыбрали Комитет обслуживания от тех краев и областей, которые прибыли впервые, выбрали новых делегатов Конференции от Сахалина, Хабаровска, Иркутской области и Красноярского края.

Это Собрание по обслуживанию ознаменовало окончание строительства региональной структуры обслуживания. Мы имели принятые Положения, в их принятии участвовали представители всех групп нашего региона, которые к тому времени были на связи и желали присоединиться к совместным действиям. Наш регион простирался от Красноярского края до Тихого океана. Все вопросы решались в спорах, но в любви. Еще перед открытием Собрания я посетовал Сергею из Барнаула, что из-за отъезда по разным причинам отсутствуют принципиальные оппоненты. Он сказал, что ВС знает кому, когда и где быть в данный момент. Мы учредили Листок АА, утвердили и назначили ответственного за сайт региональной службы. Определили, что основная деятельность Комитета по обслуживанию – информационная, создали общую кассу у казначея. Мы разъезжались удовлетворенными и счастливыми, с ощущением Единства и сплоченности.

Немного расскажу о таком важном деле как связь через Интернет. С 2004-го года мы пытались собираться в чате на нашем сайте. Но до конца 2005 эти собрания были нерегулярными, часто приходилось в одиночестве сидеть в течение часа. По после III

Собрания по обслуживанию режим работы стал более плотным. В 2006 году мы провели 27 таких собраний. Образовалось единое информационное пространство. Иногда я больше знал о событиях в Чите или Хабаровске чем в своем родном городе.

В марте 2006 года мы с нашим новым делегатом Конференции из Иркутска выехали в Барнаул на конференцию АА Алтая. Ночью в Красноярске к нам в купе присоединились еще двое наших. Мы вчетвером прибыли в Новосибирск, где в течение 5 часов наш вагон присоединяли к другому поезду. Это время мы решили потратить на встречу с нашими анонимными алкоголиками в Новосибирске. Созвонившись, мы встретились в гриль-баре с четырьмя представителями нашего содружества. Для меня было важно сделать сообщение о моем участии в работе АОСМ в Австралии, так как ребята из этого города пожертвовали на это 1280 рублей. Было забавно посмотреть на их удивленные лица, когда они убедились, что их деньги были потрачены по назначению и к ним приехали с отчетом об этой поездке.

В Барнауле мы встретили еще одного нашего члена АА, который возвращался от родственников из Караганды и сделал остановку в Барнауле по пути в Иркутск. На этой конференции уже нам пришлось делиться опытом нашей деятельности и теми особенностями, что мы внесли в наши руководящие документы. Интерес был огромный, мне удалось сделать сообщение о моем участии в работе АОСМ.

Обратно мы уезжали впятером. С одним из моих иркутских спутников я сделал остановку в Красноярске для посещения железногорских групп. В течение двух дней я общался со многими новыми друзьями, объясняя необходимость объединения наших усилий для донесения Послания АА. И перед ними я также отчитался в своей работе на АОСМ.

Расширение региона

2007 год уже ближе к настоящему и больше участников тех событий смогут вспомнить, что было тогда. Поэтому я еще раз напоминаю, что все, что я пишу – это мой личный субъективный взгляд на те события, и я попрошу не обижаться, если он в чем-то не совпадет с вашим. Обещаю, что буду содействовать тому, чтобы в Лозе были опубликованы и другие взгляды на описываемые события.

Между тем, новый состав оргкомитета Байкальского форума решил собрать всех в самом экзотическом и красивом месте Байкала – острове Ольхон. Но у Ассамблеи был другой оргкомитет, и было трудно совместить пожелания по проведению этих мероприятий. У меня, как председателя регионального комитета сразу возникло опасение о том, как в этом удаленном (350 километров от Иркутска и от всех вокзалов и аэропортов) месте провести Ассамблею. Ведь часть делегатов и так из последних средств поедут именно на Ассамблею, и она будет являться главной поводом их путешествия.

Когда я связался с друзьями из других городов и представил свои соображения и материалы по проведению мероприятия на Ольхоне и на турбазе в поселке Утулик в 9 километрах от железнодорожной станции и города Байкальск, то все восточные делегаты проголосовали за более дешевый и простой вариант.

Но в Иркутске такого единодушии не было, ведь форум многие рассматривали как возможность красиво отдохнуть в прекрасном месте в трезвой компании, а в Ассамблее должны были принимать участие только несколько представителей от Ангарска, Иркутска и Усолья-Сибирского. Железногорцы в тот момент тоже решили отдохнуть.

С точки зрения совместного отдыха остров Ольхон, конечно имел много преимуществ, но с точки зрения донесения Послания АА, там было мало возможностей, а проводить рабочее мероприятие (Ассамблею) вообще было затруднительно.

В результате у нас прощло два форума одновременно в разных местах Байкала. Ольхонский решили назвать местным окружным, в Форум в Утулике – региональным.

За день до Ассамблеи мы попытались в Иркутске собрать часть делегатов, включая и Железногорск, которые поехали на Ольхон. К сожалению, в тот момент это сделать не удалось, и мы поехали в Утулик. В конечном итоге там собралось на Ассамблею около 20 делегатов и столько же наблюдателей из разных городов востока страны и Самары.

Тем не менее, V Ассамблея расширила число участников нашего региона. Впервые к нам приехала делегация Владивостока и вновь, после прошлогоднего нашего посещения Улан-Удэ, присоединилась Бурятия. Мы обменялись опытом донесения Послания АА в наших областях, рассказали новичкам о той работе, которая проводилась в предыдущие годы.

Директор турбазы предоставил нам для проведения Ассамблеи пивной бар. Двое суток мы там заседали днем и ночью. Нам доверили весь товар, который там был и все бутылки пива после Ассамблеи оказались на месте.

Было решено, что в дальнейшем Ассамблею и, следующий за ней региональный Форум, будут проводить разные города региона по очереди. Следующую Ассамблею с Форумом решили провести в городе Чита.

Этот Форум впервые стал международным, так как с ответным визитом на микроавтобусе из Монголии прибыла делегация членов АА из 11 человек. Это были и старые друзья, знакомые по прошлогодней нашей поездки и новички, пришедшие в АА уже в этом году.

Мне было интересно, что конкуренция в проведении Форума положительно сказалась на качестве самого Форума. Ранее мы воспринимали его только как обмен опытом внутри членов АА и почти (за исключением робких попыток на Байкале разговаривать с местным населением) не выходили на донесение нашего Послания в окружающий мир. В Утулике мы впервые осознанно вышли наружу. На второй день Форума мы поехали в соседний город Байкальск, где по предварительной договоренности с мэром, нам для собрания и встречи с населением предоставили площадку бывшего стадиона. До этого мы обклеили весь город своими объявлениями с телефонами АА. А на третий день на автобусе и джипе и микроавтобусе мы поехали за 100 км на курорт Аршан. Он расположен у горного массива Саяны. Прямо в центре поселка с гор сбегает речка Кынгырга (с тунгусского языка «Бой барабанов»). Такое название эта речка получила потому, что перед выходом на равнину через каньоны пороги и водопады спускается с гор с большим шумом. Чтобы беседовать на берегу этой реки приходится кричать.

По пути в Аршан наших монгольских друзей задержала милиция. Могли быть проблемы из-за регистрации, но директор нашей турбазы перезвонил начальнику местной милиции и наших друзей отпустили.

Первым делом, мы провели собрание АА в самой оживленной точке Аршана, где днем собирается все население продавать сувениры и толпы туристов, направляющихся к источникам с целебной водой и на тропу к первому водопаду реки. Собрание получилось: много людей подходило и слушало. Перед поездкой на самой турбазе к нам подошел человек и сказал, что приехал посмотреть на Байкал из города Александровск, находящегося в 150 км от Москвы. И именно на Байкале он узнал о существовании Содружества АА и присоединился к нам! Он также уже на правах своего члена АА поехал с нами и в Аршан.

После собрания мы прошли по живописной тропе мимо источников с целебной водой, поднялись по стене каньона и постояли на мостике над водопадом, наблюдая как чистейшая голубоватая вода, падает в 6-метровой высоты. Несмотря на то, что температура воды была около 5 градусов, наши дальневосточные друзья залезли на глубину почти под падающие сверху пенистые струи.

Вообще в те дни нам повезло и с погодой. Вначале, во время Ассамблеи на Байкале был шторм и огромные волны не давали сухим подойти к берегу. А потом, когда приехала основная масса людей, было солнечно и тихо. Жарко все равно не было, так как начало июня на Байкале еще не летний месяц. .

Закончился Форум традиционным салютом над Байкалом. Мы прощались с нашими монгольскими друзьями. Они вместе с бурятскими АА поехали назад через Улан-Удэ. Многие дальневосточники проехали с нами на автобусе до Иркутска и здесь еще сутки гостили на даче нашего члена АА. Новичок из под Москвы поехал домой на поезде, получив от нас адреса и телефоны АА нашей столицы.

Поездки по региону

Наш регион расширялся и все мысли были как добраться до тех городов, где АА только делает первые шаги или вообще отсутствует. Ведь расстояния и отсутствие дорог в Сибири зачастую делает такие путешествия невозможными. Но для ВС невозможного нет. Еще в начале 2007 года я получил приглашение съездить в Петропавловск-Камчатский от Фонда Стефана Батория. Фонд готов был направить 3 человек, а в свободное время от их заданий мы могли помочь местным алкоголикам. В марте я и Лена из Иркутска вылетели в Хабаровск.

В Хабаровске нас встретил Валера, который должен был к нам присоединиться. Но мы задержались на сутки в Хабаровске, так как на Камчатку пришел циклон, и вылеты отменили. Мы сходили с Валерой в мэрию Хабаровска и плодотворно побеседовали с вице-мэром по социальным вопросам.

Когда мы все же добрались до Петропавловска, он ошеломил меня красотой вулканов, которые располагаются почти в самом городе. Сам город узкой лентой протянулся вокруг Авачинской бухты. Все было занесено снегом, сугробы поднимались до уровня второго этажа домов. На улицах приходилось передвигаться в тоннелях, вырытых в снегу.

Мы встретились с первыми анонимными алкоголиками, я беседовал с основателем группы АА Камчатка Георгием. К сожалению, его уже нет с нами, но мы его помним. Мы проводили собрания, семинары, ходили на встречи с социальными работниками, врачами, учителями, милицией. Договорились о встречах местных АА с участковыми инспекторами. Вместе с местными АА съездили покупаться на термальные воды Паратунки в бассейн. Я до сих пор вспоминаю те ощущения, которые я тогда испытал, хотя после этого уже в 2011 года я опять купался там же, а также на диком пляже реки Малка. Я был уверен, что в скором времени и Камчатка объединится с нами, и я увижу их представителей на нашей Ассамблее.

Летом поступило еще одно предложение от этого же фонда: слетать в Магадан на Колыму. На этот раз лететь предстояло мне и Валере из Хабаровска в ноябре. Я знал, что в Магадане есть АА, но они не выходили на связь. Кроме того, я познакомился в Иркутске с отцом Майклом, американцем, католическим священником, который предоставил помещение для группы АА в Магадане.

Когда я прилетел в Магадан, меня встретил плакат: «Добро пожаловать на Колыму, золотое сердце России»! Так и вспомнилось : «Уж лучше вы к нам». Снега было почти столько же, как н7а Камчатке. Валера был уже там, и мы встретились на встрече с родственниками алкоголиков. В Магадане оказались две группы, которые довольно мало были связаны между собой. Одна группа была под крышей православного общества трезвенников и собиралась в подвале в православном центре. Вторая группа собиралась в католическом храме. Там я познакомился с первым чукчей – членом АА.

Мы побывали в наркологической больнице с членами АА с обеих групп. Там произошла очень эмоциональная встреча, когда один пожилой пациент стал рассказывать, что 10 лет назад он стоял у истоков образования АА в Магадане. Он ездил в Анкоридж на Аляску и американские члены АА помогали на первых порах развитию групп в Магаданской области. В то время в самом Магадане и малых городах и поселках области образовалось 11 групп. Но затем американцы посоветовали им связаться с другими российскими группами и опираться на совместную деятельность с ними. Но менталитет колымчан основан на изоляции, они вообще считают весь остальной мир «материком»,

как будто находятся на острове. В результате тот первый всплеск закончился, и Содружество резко сократилось. При этом со стороны властей и общества там полное расположение. Когда мы пришли на телевидение, нам сказали, что раньше они часто делали сюжеты об АА, но потом сами группы АА отказались от сотрудничества. В наркологическом диспансере создана должность социального работника, которую традиционно занимает член АА.

Мы побывали на всех собрания АА. Так как у Валеры отец жил в Магадане и был в этот момент в командировке, мы пригласили представителей обеих групп встретиться на нейтральной территории в квартире Валериного отца. К сожалению, когда мы рассаживались за стол, то и там представители разных групп сели по разные стороны стола. Тем не менее, я надеюсь, да и это подтвердилось в дальнейшем наш приезд не прошел даром.

По возвращению с Магадана я получил письмо от Грега М из Нью-Йорка, который попросил съездить в Кызыл, чтобы продолжить ту миссию, которую начали он и Даг Р. в 2006 году. Так мы начали готовить поездку в Туву при финансовой поддержке мирового Содружества АА. Но эта поездка состоялась в следующем, 2008 году. Так что опишу я ее в следующем номере.

А сам 2008 года начался с другого мероприятия. Я конце 2007 я получил письмо от Грэга М из GSO с просьбой продолжить то дело, которое от с Дагом Р. Начали в 2006 году. То есть съездить в Туву в Посланием АА. После их визита ростки АА в Туве быстро завяли и просьбы из Тувы в Нью-Йорк возобновились. Они резонно посчитали, что нам дешевле туда съездить и предложили оплатить такую поездку для меня и Валеры Т. из Хабаровска. Я составил финансовый план такой поездки. При этом выяснилось, что прямые рейсы самолетов из Иркутска в Кызыл отменились. А потом выяснилось, что отменили рейсы и из Красноярска. Попасть туда стало возможно только на машине из Красноярска.

Мне удалось договориться с нашими анонимными из Красноярского края (г. Железногорск) Борей и Колей, а поездке на машине. Это получилось и более дешево, так как часть расходов на питание решили взять на себя наш регион и интергруппа Железногорска. Я посчитал стоимость своего билета на поезд до Красноярска, самолетный билет из Хабаровска до Красноярска для Валеры Т. и бензин на проезд на Тойоте Саксид на 2000 км в две стороны.

Все сложилось в начале февраля: деньги из Нью-Йорка пришли на частный счет, билеты были куплены, отпуска участников оформлены. 16 февраля, после 20-часового проезда на поезде я был в Красноярске, где меня встречали местные члены АА. Валера прибыл на несколько часов раньше, и мы должны были встретиться на чьей-то даче на шашлыках. Мы выехали за город, было тепло, около 15 градусов ниже нуля.

На даче собралось человек 30 ребят из Красноярска и Железногорска. Многих я уже знал, но были и новенькие. На ночь мы выехали в Железногорск, куда попадать пришлось, как всегда, по тропинке через тайгу и дыру в колючей проволоке (я уже упоминал в предыдущих выпусках, что Железногорск – закрытый город). Вечером меня попросили провести семинар по служению, я поделился своим опытом, заодно представив Валеру, как нового председателя нашего регионального комитета. Разговоры на квартире затянулись до поздней ночи.

А утром мы уже сели в машину, заехали в страховую компанию, чтобы вписать в страховку Колиной машины Валеру и Борю и выехали.

Первая остановка была на высоком берегу Енисея над Осиновкой – деревне, где писал, жил и умер писатель Виктор Астафьев. Далее напрямик к Абакану – столице Хакассии. Во второй половине дня мы были уже в Абакане, проехав 500км. Там мы встретили Андрея, с которым провели длительную беседу, переночевали у него, с утра заехали в наркологию и редакцию местной газеты. Не обнаружив радужного приема в Хакассии, взяли курс на Туву.

Проехали Шушенское, Саяно-Шушенскую ГЭС (это было еще до аварии) и стали подниматься на горный перевал Западного Саяна. Природа – не хуже Альп. Временами в горах была метель, но иногда прояснивало и сияло солнце. Миновали часовню на месте гибели губернатора А. Лебедя и монумент на границе Тувы с драконами. Мы все время ехали на юг, однако когда перевалили горы, в долине Тувы температура воздуха резко понизилась, с 15 до 35 градусов ниже нуля.

Вечером уже затемно мы въехали в Кызыл. По телефону связались с врачами наркологии и они нас встретили и разместили прямо в здании больнице в пустом детском отделении. Мы побеседовали вечером с врачами и, потом, с пациентами. Так как мы жили внутри больницы, то мы получили неограниченный доступ к больным в любой время, а также и больные могли приходить к нам в гости.

20 февраля нам предложили съездить в глубинку. Мы разделились: я с Борей на машине больницы поехали в Каа-Хемский кужуун, а Валера с Колей на нашей машине в другой кужуун.

Мы с Борей приехали в поселок Каа-Хем, куда в клуб собрали множество алкоголиков из соседних населенных пунктов. Клуб был переполнен. Врач республиканской наркологической больницы и мэр района (кужууна) представили нас, и мы рассказали свои истории. Было очень много вопросов, и мы потом в течение 2-3 часов просто общались с разными людьми, от обычных тувинцев на улице, до главы местной деревни, которая нам рассказала свою историю и свои страхи по поводу своего алкоголизма.

Нас накормили в местной столовой и провожали всем поселком. Я был удивлен таким приемом, он мне напомнил монголов и их радушие. Самое удивительное, что после нашего визита в глухой деревни в этом районе возникла и существовала более года группа АА, у которой была только одна книга 12 шагов и 12 традиций.

У другой группы также было много интересного. Они также выступали в клубе и, кроме того, нанесли визит в экологический школьный клуб здорового образа жизни «Зеленая сосна». В этой школе наших двух алкоголиков встретили, выстроившиеся на линейке более 200 школьников в национальных костюмах и угощали национальным чаем, заваренным в молоке и с солью. Мы потом часто шутили: — «Сколько же надо было выпить в своей жизни, чтобы так встречали!»

На следующий день у нас была аудиенция с заместителем министра здравоохранения республики, дочери первого президента республики Анетой Шариг-Ооловной Бодур-Ооржак. Зам минстра оказалась довольно молодой интересной женщиной, которая сама была в GSO в Нью-Йорке, и ей не надо было долго рассказывать, кто мы такие. Она спросила чем может быть полезной и что от нее зависит, чтобы создать первую группу АА. Мы спросили о помещении (вопрос решился моментально) и информации в СМИ. Через 5 минут в ее кабинет зашли с аппаратурой журналисты местного радио. Анета сама рассказала об АА, сказала, что у тувинцев генетически есть предрасположенность к алкоголизму, потом мы рассказали о себе и назвали адрес и время сбора группы АА. После этого мы встречались с социальными работниками, а вечером этого же дня мы посетили две школы, где нас представили родителям школьников. Мы рассказывали о себе, а так как это было 21 февраля в канун праздника Армии, то предстоящий праздник мы, наверное, многим испортили.

В первой школе мы побеседовали с одним пожилым интеллигентным тувинцем, который закончил ГИТИС в Москве и снимался в фильме Дерсу Узала у Акиро Куросавы. К сожалению, как сказали мне во время моего второго визита в Туву в 2011 году, он умер от нашей болезни.

22 февраля мы провели встречу в министерстве внутренних дел Тывы, рассказали о себе и алкоголизме. Интерес был большой, сфотографировались с заместителем министра. Посетили приют для бомжей и пригласили на собрание АА. В этот день в наркологической больнице был праздник, посвященный 23 февраля, и были конкурсы и выступления врачей и больных. Мы тоже выиграли в каком-то конкурсе пачку туалетной бумаги. В завершение тувинцы из персонала больницы специальным способом приготовили барашка и угостили и нас и больных. Блюда напомнило мне монгольский хор-хог.

Вечером провели собрание группы АА, куда привезли пациентов из больницы, пришли из приюта бомжей, и еще несколько человек по объявлению по радио.

Вечером мы прощались с пациентами больницы, которые за это время стали родными. Они признались, что только в конце поверили, что мы действительно не пьем, а в первые дни они навещали нас с целью найти, где мы прячем бутылки.

Весь праздничный день мы ехали через горный перевал и к вечеру подъехали в Абакан. Там нас ждал Андрей и еще один человек, и мы с ними провели первое собрание АА в Абакане.

ХХ Конференция АА России

На этот раз кроме меня на Конференцию полетели делегатами Алексей О. из Читы, Игорь М. из Усолья-Сибирского, Валера Т. из Хабаровска и член РСО – Алексей В. с Сахалина. У меня

заканчивался срок делегата на AOSM, а когда были выборы, то они не кончились ничем, а жребий был мне неблагосклонен. Видимо это было тогда не для меня.

Ассамблея и Форум

Впервые в 2008 году ассамблея и Форум выехали в другой город и мы впервые не были ответственны за организацию их проведения. Читинские ребята договорились с санаторием министерства обороны на берегу пруда в лесу. Я впервые был на ассамблее наблюдателем, хотя в процессе выяснилось, что я еще остаюсь секретарем комитета. Я совмещал обязанности секретаря и председателя до 2007 года, а потом ротировался из председателей. А секретаря тогда не выбрали и я по инерции тянул это дальше. Более того, даже в 2008 году мы не смогли найти мне смену на эту должность и мне поручили подготовить себе смену до 2009 года. Наш регион заметно вырос и возникли трудности обслуживания из-за его гигантских размеров. Я считал, и продолжаю считать, что обслуживающая структура должна быть более компактной, а такая структура как регион должен быть площадкой для обмена опытом обслуживания. То есть, если пользоваться терминами Руководства по Обслуживанию, назрела организация окружных структур в областях, краях и республиках нашего региона. Однако донести до других тогда мне это не удалось. Ребята боялись, что если мы что-то будем новое делать, то разрушим старое.

Следующим городом, который выбрали для проведения ассамблеи и форума в 2009 году, стал Хабаровск.

После ассамблеи в рамках форума (с 2007 г.) мы стали практиковать выезды в другие поселки и проводить БС в городах. Так было и в Чите. Очень показательным был пример нарушения 5 традиции в один из дней. Организаторы планировали провести открытое собрание на источнике целебной воды, где сосредотачивается большое количество людей. Но большинство поняло, что мы идем отдыхать и набрать минеральной воды. Поэтому вместо того, чтобы пойти по близкой асфальтированной дороге для достижения главной цели, пошли через лес. Вскоре вся толпа заблудилась, так как даже местные не знали дороги. Единственное, что удалось, — это вернуться, в конце концов, назад, да и то не всем. Двоих подростков и одного члена АА с Волгограда пришлось искать до самого вечера.

На обратном пути из Читы в Иркутске остановились несколько членов АА из Москвы, Поволжья. Мы традиционно свозили гостей на водопады Аршана и термальные источники.

Иркутяне в 2008 году почувствовали, что без традиционной организации проведения форума на Байкале, чего-то не хватает. И решили в августе попробовать провести еще один Байкальский Слет. На него приехали некоторые наши друзья из Читы и Улан-Удэ. Данный окружной форум стал почти регулярным. Исключение составил этот 2014 год, так как в этом году в июне была наша очередь проводить большой региональный Форум и повторяться в августе признали нецелесообразным.

Можете поделиться в соц. сетях:

История возникновения региональной структуры обслуживания Восточной Сибири и Дальнего Востока: 2 комментария

  1. SashaSh

    На самом деле, представитель Ангарска на 1 Коференции, Стас, умер трезвым в 2013 году,прожив трезво с тех самых пор…

  2. VAdik

    Замечательно!
    Еще бы в эту историю добавить побольше фотографий и иллюстраций :mail:

Добавить комментарий

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)